Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Аддиктивное поведение у подростков: что делать

Киднеппинг – от английского слова «kidnap», что в переводе означает похищать. Киднеппинг –похищение человека с целью получения выкупа, принуждения его к определенным действиям и т.п. Из-за корня «kid» термин «киднеппинг» чаще всего применяют в отношении похищения детей.

В летнюю пору толпы ребят в ставропольских селах предоставлены сами себе. Как уберечь их от кривой дорожки?

Уважаемая редакция, я педработник со стажем, решила написать вам о наболевшем. Каждое лето мы наблюдаем одну и ту же картину: родители вынуждены добывать деньги, пропадая на работе с утра до ночи, а дети в это время предоставлены сами себе. Сердце кровью обливается, когда вижу 10-летних мальчишек, которые купаются в реке без надзора взрослых или бесцельно слоняются по улицам.

Ведь именно в это время многие ребята первый раз закуривают и выпивают спиртное, первый раз совершают преступления, пробуют наркотики. В зоне риска дети из неблагополучных семей, сироты, ребята, склонные к асоциальному поведению.

Но вместо активизации работы по профилактике подростковых правонарушений у нас наблюдается затишье, чиновники района уходят в отпуска, оставляя летнюю кампанию на откуп школьных учителей и вожатых.

В нашем Кочубеевском районе работа с детьми группы риска ведется из рук вон плохо. Работают пришкольные лагеря, детский лагерь «Старт», летние школьные смены, но они охватывают 25-35% детей, из них лишь 10% – из группы риска. Толпы ребят целыми днями болтаются на побережье Кубани, в кафе, на улицах. На наших глазах дети из неблагополучных семей превращаются в преступников, спиваются, становятся наркоманами.

Профилактикой подростковых преступлений занимается только ОВД в школах и пришкольных лагерях. Но при этом Кочубеевский район в вопросах работы с подрастающим поколением стоит в десятке лучших. И я знаю, как это делается: вся работа сводится к отчетности, которую нас – педагогических работников – просят делать «как надо». Комиссия по делам несовершеннолетних фактически не работает, так же как и комиссия по профилактике.

В районе практически не ведется аналитическая работа по детям группы риска и тем, кто уже перешел черту. Что там говорить, когда нет даже списка таких детей, а на совещании по итогам подготовки к летнему периоду в администрации у замглавы района все сводится к формальным отчетам ответственных лиц.

Мне как педработнику больно видеть деградацию системы работы с детьми. Мы хорошо научились составлять отчетность и поправлять статистику, только вот дети мало получают от этого. Лишь Новая Деревня, Кочубеевское, Ивановское села самостоятельно уделяют внимание работе с детьми.

Глава района занимается только сельским хозяйством и урожаем. Наверное, это очень важно. Но государево управление – это не только сельское хозяйство, но еще и дети, старики. Это нужно понимать, и сердце должно переживать за каждого ребенка, которого и так жизнь наказала, что он растет без родителей или без их должного внимания и заботы.

Многие из нас, педагогов со стажем, на протяжении нескольких лет пытались внести на районном уровне новшества в работу с детьми, однако безуспешно. Администрация района делает тот минимум, который спускают сверху, – и все. Причем делает на слабую «тройку».

А все, что мы можем сделать, – это в своих школах и на своей улице. Все села и всех детей может организовать только районная власть. Но нас не слышат.

Валентина АНДРЕЕВАКочубеевское

Что делать, если незнакомец предлагает игрушки или сладости?

Любое такое предложение может повлечь необратимые последствия в случае согласия ребенка. Поэтому обязательно нужно объяснить ему, что единственный возможный ответ в таких случаях «Нет». Исключением является только очень давний знакомый семьи, но даже в этом случае стоит сообщить родителям о подобных предложениях. Статистика правоохранительных органов показывает, что злоупотребления детским доверием часто совершаются именно давно известными им людьми.

Украденные “дети Гитлера”

Британский опыт обращения с покоренными народами был взят и на вооружение в Третьем рейхе, где был образован специальный институт расовой политики Lebensborn — это название переводится как “источник жизни”. Создателем института был сам рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, в обязанности которого, помимо всего прочего, входила и борьба с абортами среди немецких женщин. Тогда Гиммлер и предложил открыть по всей стране спецприёмники для брошенных детей, которых любая женщина могла оставить на попечение государства. Единственное, о чём начальники института не сообщали женщинам, было то, что все дети, “усыновлённые фюрером”, подлежали строгой научной селекции: здоровые немецкие дети направлялись на усыновление в немецкие семьи, больные же дети и представители “неполноценных” народов подлежали “утилизации”.

Однако и после этого темпы роста уровня рождаемости никак не радовали фюрера, готовившего Германию к переделу целого мира. А кто же, спрашивается, будет воевать за страну, когда женщины не рожают солдат?

Тогда в голове рейхсфюрера Гиммлера созрел новый грандиозный план возрождения арийской расы — дескать, древние арийские воины, воевавшие по всему свету, оставили после себя многочисленное потомство среди других народов, и прежде всего славян. Эдакие “бриллианты” арийского генокода, скрытые внутри “неполноценных” народов. Задача нацистов — найти таких потомков немцев среди славянских детей и скорейшими темпами “онемечить” их.

Проще говоря, офицерам СС, находившимся в Югославии, Чехии, Польше, а с середины 1943-го и в СССР, было предписано изымать всех детей, которые имели светлые волосы и голубые глаза.

Как уже после войны заявил Макс Зольман, бывший руководитель “Лебенсборна”, число украденных в годы войны советских детей могло достигнуть семи-десяти тысяч человек. Чаще всего потенциальных арийцев” искали в северных регионах России, Псковской и Новгородской областях. Большое их количество было вывезено из Брянской и Смоленской областей, а также из Крыма, который немецкие идеологи рассматривали как родину своих предков — готов.

Похищенные дети шли в специальные приёмники, откуда польских, белорусских и русских детей распределяли уже по немецким семьям.

Мария Долежалова-Шупикова, которой на момент похищения было всего десять лет, вспоминает о том, что в 1942 году её и других детей фашисты забрали прямо из школы в чешской деревушке Лидице, что недалеко от Праги.

Сначала дети были отправлены в один из питомников-распределителей “Лебенсборна”.

— Условия жизни там были просто ужасные. Все спали прямо на земле под открытым небом, одежда быстро превратилась в лохмотья, детей заедали вши, а из еды была лишь жуткая на вкус баланда.

Через неделю Марию передали на воспитание в бездетную немецкую семью. На девочку были оформлены новые документы с совершенно другим именем — Ингеборг Шиллер, а за последующие три года она совершенно забыла свой родной язык, ведь говорить по-чешски ей запрещали.

Тем не менее Мария Долежалова-Шупикова так и не смогла забыть своих настоящих родителей, убитых немцами в день расправы над жителями Лидице, — это была месть фашистов за то, что проживающими в деревне партизанами был ликвидирован обергруппенфюрер СС Рейнхард Гейдрих, исполнявший обязанности имперского протектора Богемии и Моравии.

Другим детям повезло меньше — весной 1945 года немцы уничтожили все архивы института “Лебенсборн”, и тысячи “немецких” малышей так никогда и не узнали правды о своём происхождении.

Согласно официальной статистике, больше всего таких приютов было открыто в Норвегии — десять штук. Всего же за годы войны через норвежские филиалы “Лебенсборн” прошло 12 тысяч младенцев, но сколько именно малышей было привезено из СССР, а сколько — рождено норвежскими женщинами от солдат вермахта, сказать сегодня уже невозможно.

Остальные европейские страны также участвовали в осуществлении расовых планов гитлеровцев, но с гораздо меньшим энтузиазмом: так, в Польше было открыто три “питомника” для будущих преемников арийской нации, в Дании и Бельгии — по два “питомника”, а во Франции, Нидерландах и Люксембурге — по одному заведению. Количество приютов “Лебенсборн” в Германии неизвестно.

Продолжение следует

Деятельность «Защитников детства» сопровождается полярными комментариями и отзывами: одни их боготворят за смелость и стремление помочь, другие ненавидят за однобокость и деятельность с нарушениями закона.

Глава организации Александра Марова утверждает, что все критические материалы о «Защитниках детства», публиковавшиеся в СМИ ранее, являются «местью отцов».

Несмотря на то, что к организации накопилась критическая масса претензий, ее активно поддерживают государственные органы. И дело не только в президентских грантах. Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин в интервью признал, что всецело поддерживает деятельность «Защитников детства».

Я признаю, что Екатерина Шумякина является моим помощником на общественных началах. Меня интересует тема защиты детства, несправедливых судов и защиты детей от насилия. Она профессионал, подготовленная, работала в милиции, занималась защитой детей от насилия, в том числе в подъездах, в семьях, [вопросами] насилия женщин в семьях. Эта тема мне интересна и как законодателю, и как автору поправок в том числе в Уголовный кодекс для наказания тех, кто совершает подобного рода преступления, — подчеркнул парламентарий-коммунист.

Как видим, «Защитники детства» обеспечили себя поддержкой в нижней палате парламента, в Фонде президентских грантов, в ОНФ, в правоохранительных органах и судах.

В анамнезе организации «Защитники детства» так много слоев, что для составления полноценной картины потребуется не одна журналистская статья. В грантовых задачах у «Защитников» указано комплексное сопровождение 31 родителя, у которых отняли детей и которым препятствуют в общении с ними. Судя по всему, в этих кейсах также не обойдется без скандалов, такой уж у организации modus operandi. Редакция будет и далее следить за развитием событий.

Первый же материал из этой серии редакция просит считать официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ: рассчитываем на то, что спрут, созданный «Защитниками детства», будет взят под особый контроль, а реальной защитой детей на государственные средства займутся действительно неравнодушные и талантливые люди, коих в нашей стране точно хватает.

Отличие похищения человека от захвата заложника

От киднеппинга следует отличать захват заложников – преступление, которое регулируется статьёй 206 УК РФ.

Данные составы имеют несколько совпадающих признаков, поэтому иногда их трудно разграничить. Тем не менее, это разные преступления. Прежде всего, они отличаются основными объектами: при захвате заложника – это общественная безопасность, при киднеппинге — свобода личности.

По характеру действия:

  • Захват заложника носит демонстративный характер, поскольку преступники о факте захвата сообщают официальным органам, средствам массовой информации.
  • Похищение человека, как правило, происходит тайно, и преступники сообщают об этом только близким похищенного, особенно если требуют выкуп.

Похищение человека связано во всех случаях с перемещением жертвы из места, где он находился, в иное место, а захват заложника обычно подразумевает насильственное удержание лица или группы лиц в месте их нахождения (в транспорте, общественном или служебном помещении, собственной квартире и т. д.).

Захват заложников сопряжён с предъявлением определённых требований организации, государству или третьим лицам; киднеппинг может быть совершён без предъявления каких-либо требований.

Целью похитителя является лишение свободы потерпевшего по каким-либо личным мотивам (ревность, выкуп, месть и т. д.). Цель захватившего заложника — добиться удовлетворения выдвинутых требований.

Итак, киднеппинг, или похищение человека, — это преступление, ответственность за которое регулируется правилами статьи 126 УК.

Здесь обозначены меры ответственности за данное противоправное деяние в зависимости от квалификации совершённых действий.

Детки в клетке: самые громкие истории похищения детей в России

Каждый год в России исчезает порядка 80–100 человек, и примерно четверть из них — несовершеннолетние. Многие становятся жертвами похитителей. В зоне повышенного риска — ребята в возрасте 10–12 лет. Беззащитные дети попадают в цепкие лапы больных маньяков или беспринципных похитителей, жаждущих выкупа. К сожалению, история насчитывает довольно много подобных случаев, и Россия здесь не исключение.

Сегодня Фактрум рассказывает о трёх самых громких делах о похищении детей в России.

Наказание за деяние

Предусмотренные меры назначаются при следующих обстоятельствах:

  1. Деяние совершено несколькими лицами, сговорившимися между собой. Еще на стадии приготовления к преступлению 2 и более человека (соисполнители) договариваются об условиях и месте совершения похищения.
  2. При захвате применялось насилие, представляющее угрозу жизни и здоровью. Квалифицирующий признак учитывается, если вред нанесен потерпевшей стороне, его родственникам или третьим лицам при совершении деяния.
  3. Использование оружия или иных предметов, заменяющих оружие (холодное, огнестрельное и др.). В виде замены оружию может применяться – раскаленный утюг, острый камень, молоток и др.
  4. Похищение ребенка (в юридической публицистике такое деяние называется киднеппинг). Квалифицирующий признак учитывается, если преступник точно знает – лицо не достигло 18 лет.
  5. Захват беременной женщины. Наказание назначается по ч. 2 ст. 126 УК РФ, если виновному лицо было заранее известно о беременности потерпевшей стороны.
  6. Завладение несколькими гражданами. Похищение 2-х или более человек может осуществляться единовременно или «серийно» (т.е. несколько раз через определенные промежутки времени).
  7. Наличие корыстной заинтересованности. Под ней понимается желание виновного лица получить материальную пользу при совершении деяния. При этом выгода может быть непосредственно для преступника или для третьих лиц.

Указанные меры применяются при следующих обстоятельствах:

  1. Совершение преступления организованной группой. Означает, что в преступных целях действует несколько человек, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких противозаконных действий.
  2. Наступление тяжких последствий для потерпевшей стороны, в том числе её смерть. К другим тяжелым последствиям относится банкротство компании, расторжение значительной сделки, причинение ущерба имущественным ценностям и др.

Иная ответственность предусматривается за совокупность деяний. Например, за похищение детей с целью выкупа ответственность устанавливается не только по ст. 126 , но и ст. 163 УК РФ .

Исключение ответственности

За похищение гражданина ответственность не предусматривается, если лицо добровольно освободило похищенное им лицо.

Условия добровольности освобождения потерпевшей стороны:

  • Наличие собственной инициативы;
  • Отсутствие у правоохранительных органов информации о местонахождении похищенного лица;
  • Виновное лицо не добилось цели захвата (к примеру, не получило денег за похищение людей с целью выкупа).

Важно отличать похищение от незаконного лишения свободы. Если в первом случае человека захватывают насильно, то во втором он добровольно приходит в указанное место, где его удерживают против воли.

Катя и Лена — 4 года в плену у психа

Эта история не имеет отношения к киднеппингу. Это тот самый жуткий случай похищения девочек больным маньяком. В 2000 году школьницы из Рязани — 14-летняя Катя и 17-летняя Лена — гуляли в городе на празднике. Дискотека закончилась довольно поздно, и девочкам пришлось ловить попутку, чтобы добраться до дома. Подбросить детей вызвалась пара на автомобиле. Именно женщина и предложила пленницам выпить спиртного, в котором было снотворное.

Преступниками были Виктор Мохов (54 года) и его сообщница Елена Бадукина (25 лет). Мохов отвёз заложниц на свою дачу, где спрятал в гараже, который заранее превратил в настоящий бункер. Пленницы провели там целых 44 месяца. Похититель постоянно насиловал и избивал своих жертв, распылял в закрытом помещении слезоточивый газ. Шли годы, и девушки теряли всякую надежду на спасение. Однако потом Мохов сдал одну из комнат в доме молодой студентке, которую также планировал похитить. Однажды Кате удалось пересечься с квартиранткой, и тогда она успела подложить ей в одежду записку. Студентка тут же помчалась в город и обратилась за помощью в милицию.

Преступник быстро во всём сознался, и девушки были освобождены в мае 2004 года. В заточении они провели 3 года 7 месяцев и 4 дня. За это время Лена родила от маньяка двух сыновей, а на момент освобождения вынашивала третьего ребёнка (позже у неё случился выкидыш). Мохова приговорили к 17 годам тюрьмы, а его подельницу — к 5,5 годам заключения.

Заключение

Аддиктивное поведение подростков приводит к негативным последствиям и для них самих, и для общества. У них искажено восприятие мира, людей и поступков. Главное, что могут сделать взрослые для снижения количества аддиктивных подростков – проводить правильную профилактику. Подросток, который с раннего детства знает и чувствует, что в семье его принимают, любят и заботятся о нем, с меньшей вероятностью ввяжется в плохую компанию и пойдет на поводу у ее представителей.

Заключение

Анастасия Аникиева

Высшее образование программы бакалавриата по направлению подготовки «Психолого-педагогическое образование». Окончила Северный Государственный Федеральный университет.