Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Что такое дефицит внимание и как его лечить: мнение Комаровского

Главней всего погода в доме! В этом на 100 процентов уверен доктор Евгений Олегович Комаровский. Здоровье как детей, так и родителей зависит от психологического климата, который царит в семье.

Product Description

Это одно из самых известных детских произведений Маяковского. Книжная серия «ДЕТЯМ БУДУЩЕГО» — возвращает к жизни лучшие книги, созданные в 1920 — 1930 е годы. Мы постарались максимально близко воспроизвести форматы изданий, цвет и фактуру страниц, иллюстрации оригиналов. Репринты защищены плотной и яркой современной обложкой, на которой размещена информация о книге, авторе и художнике. Комментарий готовили ведущие отечественные историки детской литературы и специалисты по истории книги.

Советы Комаровского

  1. «Ситуация, когда женщина что-то решает в отношении ребенка одна, без мужа, недопустима. Ни одно решение касательно ребенка не должно приниматься родителем в одиночку. Папа должен разбираться в том, как кормить ребенка, как одевать, что у него происходит в школе, не хуже, чем мама».
  2. «Обеспечение психического благополучия матери, ухаживающей за ребенком, — главная задача отца. Именно папа обязан расставить точки над “i” в отношениях с родственниками и соседями».
  3. «Если ребенок 2 месяца летом бегает на даче голодный, грязный и босой — это восстанавливает его здоровье за весь год. Именно таким должен быть нормальный ребенок — худым и активным».
  4. «Главное благополучие семьи — это состояние здоровья мамы. Папа должен коршуном отбить всех и дать маме поесть, поспать, погулять».
  5. «Я считаю, что нужно законодательно закрепить обязанность родителей владеть основами медицинских знаний. В школе учат, что такое синусы, косинусы, какая столица у Мозамбика, но будущие родители потом понятия не имеют, как помочь своему ребенку при температуре, что такое вакцинация, какие бывают детские болезни и как обеспечить безопасность ребенка в доме…»
  6. «Главное — это счастье и здоровье семьи. Семья должна жить не интересами ребенка, а интересами семьи. Я не могу представить, чтобы моему ребенку подарили шоколадку, а он не разделил ее на три части».
  7. «Счастливый ребенок — это ребенок, у которого есть и мама, и папа, находящие время не только для того, чтобы этого ребенка любить, но и для того, чтобы любить друг друга».
  8. «Если ребенок не вылезает из болячек, то это значит, что у него конфликт с окружающей средой и есть два варианта действий: лечить ребенка или менять окружающую среду. Мне ближе второй вариант, но огромное количество родителей и продавцов лекарств со мной не согласны».
  9. «Все принципиальные решения в отношении ребенка могут принимать только мама, папа и педиатр. Родственники могут, во-первых, советовать, при условии, что способны не обижаться на то, что их советы не используются. Если они обижаются — следует немедленно ввести мораторий на советы. И, во-вторых, они могут пассивно помогать, требуя от родителей решения всех принципиальных вопросов.

    Так, бабушка может с ребенком отправиться на прогулку, но предварительно она должна согласовать с мамой, что на него надеть, куда пойти и сколько гулять».

  10. «Счастье страны начинается, когда мужчина обращает внимание не только на войну, нефть, газ и деньги, а когда он занимается и детьми. Вот тогда страна начинает развиваться».

Нам советы доктора Комаровского кажутся очень дельными. Как ты считаешь, в чём он прав, а в чём, возможно, ошибается?

Как успокоить ребенка с СДВГ

Важно помнить, что угрозы и агрессия не дадут абсолютно никаких плодов, когда малыш становится практически неуправляемым. Согласно словам Комаровского,  дети с диагнозом СДВГ лучше откликаются на уверенную манеру общения, спокойствие и теплоту, которая позволят ребенку расслабиться.

Практикуйте методы релаксации и выполнение физических упражнений. Для их назначения стоит проконсультироваться с врачом. Чаще всего советуют устраивать несколько раз во время занятий физкультминутки, практиковать йогу и медитацию.

Также хорошо помогает простое переключение внимания. Например, когда вы замечаете, что ребенок вот-вот «взорвется», отложите учебники или приостановите игру, и предложите ему взамен другую деятельность.

В первую очередь успокойте себя!

Кроме этого, говоря о СДВГ у детей, Комаровский акцентирует внимание и на состоянии родителя. Ведь именно ему придется принять основной удар в лечении, а значит, его собственное состояние также должно быть в норме. Старайтесь выделять хотя бы 20 минут в день для себя. Вместе с ребенком осваивайте методы релаксации, и в любую удобную минуту отдыхайте. Помните, именно вы являетесь той опорой, которая так нужна вашему малышу.

Я всегда скажу, когда надо обращаться к живому врачу

— А для вас что самое страшное?  Столько людей вам беспрекословно верят — за каждым словом нужно следить. Ошибиться не боитесь?

— Именно поэтому за каждым моим словом стоит огромный труд. Чтобы что-то вам рассказать, мне надо перелопатить кучу информации и дать не просто рекомендации с точки зрения науки, а рекомендации, которые нужны именно здесь и могут быть реализованы на территории нашей страны. А не просто лишь бы что-то рекомендовать. Без практической пользы обсуждение любой проблемы – просто разговоры.

— Например?

— Например, меня искренне огорчает, что у нас так мало внимания уделяется безопасности детей. Разговоров только много. Три недели назад я был в Кельне, где проходила огромная международная выставка детских товаров. Я был потрясен. Уже не говорю о том, что из нескольких тысяч участников там было десять фирм из России и одна из Украины, то есть нас там практически нет. Но я увидел, какой сейчас крен в индустрии среди детских товаров в сторону детской безопасности! Какое количество всего для безопасности жилища!

У нас чуть ли не каждый день какой-то ребенок — в России, Украине или Белоруссии — выпадает из окна. На Западе же промышленность бьется над тем, чтобы обезопасить ребенка в транспорте, во время занятий спортом, в быту и так далее. Миллионы фирм выпускают какие-то коврики, чтобы ребенок не поскользнулся, шлемы, защитные накладки. А нам все равно. Ко мне приходят люди и жалуются: ребенок плачет, отказывается кататься на велосипеде в шлеме, потому что соседские дети над ним смеются. Вы понимаете? Вот это меня волнует.

— А ошибаться все же приходилось? Хоть раз?

— Грубых ошибок однозначно не было. С другой стороны, я же не могу изъять из продажи свои книжки 1996 года? Очень многие вещи, о которых я там писал, уже изменились. Поэтому я призываю всех людей следить за обновлениями, потому что то, что я писал про витамин D в 1996 году, и то, что я напишу про него в 2017-м, — разные вещи.

Если в 1996-м я мог предположить, что где-то на территории Украины или России на каком-то хуторе есть мама, которая не имеет доступа к молочной смеси, и был вынужден давать рекомендации, как 3–4 дня покормить ребенка разведенным коровьим молоком, то сейчас я не могу уже давать такие рекомендации – это просто бред. Если тогда одноразовые подгузники были уникальным явлением, их могли себе позволить только богатые люди, то сейчас это обычный товар.

Сегодня я вынужден очень многие вещи по-новому объяснять, по-новому рассказывать, хотя бы даже с учетом того, что современные мамы не хотят читать статью про пневмонию, их вообще уже чтение не интересует. Их интересует формат «Инстаграма»: картинка и три правила. Я вынужден меняться сам, реагировать. А как иначе? Другого выхода нет.

— Был ли вы среди множества поступающих вам вопросов хоть один, который поставил вас в тупик?

Я всегда скажу, когда надо обращаться к живому врачу

— Если вам много пишут, то вопросы, которые ставят в тупик, возникают каждый день. Особенно когда речь идет о здоровье людей

Огромное количество медицинских вопросов не имеют решения в реальности, тогда как они могут решиться виртуально? Поэтому важно, чтобы люди не переоценивали возможности виртуальных консультаций

Как человек, который видел сотни тысяч реальных пациентов, я четко знаю грань, за которой виртуальные консультации должны заканчиваться. И четко понимаю, что есть медицина амбулаторная и есть медицина стационарная. Я не пытаюсь виртуально решать вопросы стационарной медицины. Я могу подсказать алгоритм действий, но я всегда скажу, когда вам надо обращаться к живому доктору.

Бывают иногда ситуации, когда меня ставят в тупик абсолютно совковые диагнозы. Или когда я слышу, как в каком-то городе всем подряд назначают какое-то лекарство, которое местные шарлатаны придумали. Но благодаря этим вопросам я все время расширяю свой кругозор.

Отцы и дети

Тренд на рост уважения к субъектности каждого человека изменил и наше отношение к детям.

— Появляется понимание, что ребенок — автономная личность, и у нее есть свои права, — объяснил нам Лев Гудков, директор аналитического центра Юрия Левады. — Отношение к детям без насилия — это тренд, показывающий, что мы становимся цивилизованными и гуманными. Да, этот тренд проявляется не всегда и не у всех, но он необратим.

Взрослые еще прекрасно помнят время, когда запугивание, подзатыльники, оплеухи, а то и порка ремнем были в арсенале основных воспитательных средств. Логика «меня били, и ничего — вырос нормальным человеком» очень живуча, хотя теперь уже кажется непоследовательной: почему считающий себя нормальным человек оправдывает насилие над слабым и беззащитным? Однако многие до сих пор считают применимость насилия вопросом, который решается индивидуально: мало ли какие бывают дети и какие ситуации — нет в этом ничего страшного! Постепенно такое отношение меняется; насилие перестало быть нормой. Так, в конце 2018 года Американская академия педиатрии обновила рекомендации, касающиеся дисциплины в воспитании, где запретила любые физические наказания и любые виды унижения, запугивания и высмеивания детей: ни чуть-чуть, ни в зависимости от ситуации, ни даже случайно.

Старая система воспитания вообще дала серьезную трещину. Иерархия «младшие — старшие» во многом потеряла смысл. Привилегированное положение взрослых опиралось на их опыт и знания, а дети должны были молчать, слушать и повиноваться. Но сейчас мир меняется так быстро, что опыт может оказаться помехой, знания, которые все равно увеличиваются в геометрической прогрессии, при необходимости можно нагуглить, а взрослые все чаще учатся у своих детей. В изменчивом мире гибкость мышления выходит на первый план. Очень типичная картинка: зрелый муж зовет зеленого юнца, чтобы разобраться в смартфоне («я что-то нажал, сделай, чтобы заработало»). Впервые в истории дети и подростки часто разбираются в чем-то лучше, чем взрослые. Поэтому отношения с детьми превращаются в отношения с равными — детям надо верить и доверять, детей надо слушать. Да и все меньше остается взрослых в привычном смысле слова — то есть раз и навсегда сформированных людей с устоявшейся картиной мира, переставших меняться, расти. Чем важнее становится императив постоянно развиваться, учиться, быть открытым новому, тем больше в нынешних «кидалтах» того, что раньше презрительно называли инфантилизмом.

Родители очутились в ситуации, когда даже не понятно, что дать ребенку. Загонять детей в те же представления о правильном, какие были у наших предков, — это попытка подготовить их к миру, который очень скоро станет позавчерашним. Поэтому мы стараемся не навешивать на них свои ожидания, не втискивать детей в придуманные взрослыми истории о том, какими дети должны вырасти. Современные родители перестают гоняться за «успешностью», появилась новая железобетонная цель: мы хотим вырастить счастливых детей. Что это значит, не знает вообще никто, потому что все взрослые выросли еще в старой модели.