Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Дети-герои. Как самые юные россияне спасали людей в 2020 году

Детей, которые выросли с животными, называют маугли. Но, несмотря на то что они перенимают животные повадки и с трудом социализируются, нелюдями их назвать язык не поворачивается, в отличие от их родителей.

Нехорошая квартира

Жене Барсукову сейчас 25 лет. Он тоже ребёнок-маугли, выросший в четырёх стенах в атмосфере полного родительского безразличия. Мальчик рос нормальным, пока была жива бабушка — она им занималась. А когда её не стало, всё пошло под откос. Родителям было наплевать на сына, о мальчике забеспокоились соседи — Женя совсем перестал появляться во дворе. Но до каких-либо действий не доходило. Когда соцработники всё-таки явились в “нехорошую квартиру”, Жене исполнилось 13 лет. Он не говорил, на еду набрасывался как маленький голодный зверёк, апельсин кусал вместе со шкуркой, людей боялся. Ребёнка отправили в интернат, но социализироваться мальчик так и не смог. Сейчас у него уровень развития шестилетнего ребёнка. Слава богу, что он под опекой, в чистоте, не голодает. Но адаптироваться к этому миру уже не сможет. Государство может лишь поддерживать, не дать упасть ниже, но в развитие Жени нужно вкладываться.

Нехорошая квартира

Мусульмане отказались считать человеком

Нападение на гимназию № 175 вряд ли имело под собой религиозную подоплеку. Косвенно об этом говорят и заявления Ильназа Галявиева после нападения — сравнение себя с богом и отказ от собственной матери, к которому никогда не прибегнет уважающий себя мусульманин. Предварительной причиной трагедии назвали месть и ненависть.

По словам Мунира Беюсова, полномочного представителя главы Духовного управления мусульман РФ, муфтия Равиля Гайнутдина в Приволжском федеральном округе, атака на школу — это кощунственный и вопиющий случай.

«У меня самого четверо детей. Лицо, которое творит такое деяние (я не буду его человеком называть), нельзя даже причислить к той или иной религиозной конфессии. Все авраамические конфессии учат беречь здоровье и жизнь человека, а убийство людей является самым тягчайшим грехом, за который Всевышний обещал ад для тех, кто проливает кровь», — пояснил Беюсов.

Он добавил, что полпредство муфтия Гайнутдина в Приволжском федеральном округе гневно осуждает этот инцидент. В деталях трагедии должны разобраться следственные органы и психологи, нужно посмотреть предпосылки поступка молодого человека — что к этому привело и кто мог его на это подтолкнуть.

«Я желаю скорейшего выздоровления всем детям и учителям, вне зависимости от конфессии, к которой они принадлежат. Это наше общее горе. И я желаю терпения родителям детей», — добавил Беюсов.

По его словам, сегодня в мечетях ПФО будут молить Всевышнего о том, чтобы дети, которые выжили, скорее поправились, а также за тех безвинных, кто ушел в мир иной.  

#дети #убийство #нападение #видео #стрельба #школа #уголовное дело #следственный комитет #стрелок #гимназия #казань

Поделиться

Вынула ребёнка из петли

Всего за несколько дней до наступления 2021 года вся страна узнала имя юной жительницы чукотского города Билибина Светы Щепковой. В декабре она спасла маленькую девочку, попавшую в беду во время игры на детской площадке. Малышка случайно зацепилась шарфом за горку, в результате чего начала задыхаться. В тот момент поблизости от неё находилась только девятилетняя школьница, которая не растерялась и поспешила на помощь. Она смогла быстро освободить шею ребёнка из удавки. В благодарность за свой поступок Света Щепкова удостоилась медали Совета Федерации «За проявленное мужество». О заслуженной награде она узнала лично от губернатора Чукотки Романа Копина. Статья по теме «Я не герой». Истории детей, не сумевших пройти мимо чужой беды

«Хочу Светлане выразить благодарность за гражданский подвиг, присутствие духа в чрезвычайной ситуации и тот поступок, который она совершила, — сказал глава региона во время общения по видеосвязи с девочкой и её мамой. — Несмотря на возраст, ты не растерялась и помогла ребёнку на детской площадке. Такой поступок мог совершить только неравнодушный человек. Принято решение вручить тебе знак „За проявленное мужество“».

Роман Копин показал девочке заслуженную награду и пообещал вручить медаль лично сразу после того, как ее доставят из Москвы.

Дети-бабочки – больше не страшно

Фонд общается с чиновниками, пишет обращения, привлекает вип-персон, делает все, чтобы наладить процесс финансирования на государственном уровне. Алена мечтает, чтобы дети-бабочки были полностью на гособеспечении, а фонд занимался реабилитацией, социализацией, обучением врачей, экстренным лечением и поддержкой семей. В России, кроме как в фонде, нет даже специалистов, способных рассчитать количество бинтов и повязок на ребенка.

Одному ребенку подходят одни перевязочные средства, другому другие, у кого-то аллергия на одну мазь, а для кого-то она  – единственное спасение, кому-то повязки в 30/50 сантиметров хватит на неделю, а для кого-то едва хватит закрыть спину. Детям-бабочкам нужно постоянно восполнять недостающий белок. Для нормальной жизни им необходимо потреблять в день не 2000 калорий, как здоровому человеку, а все 4000. Им требуется особое питание.

А еще инвалидные коляски, так как пальцы на руках и ногах при травматизации кожи часто срастаются, коленные и локтевые суставы не всегда могут разгибаться. Им требуются особые специалисты, ведь такие люди не могут пойти к обычному окулисту или стоматологу. Они даже зубы не могут чистить как обычные люди, потому что зубная щетка ничего не оставляет от слизистой на деснах и в гортани. Слушая рассказы руководителя фонда, я признаюсь, что мне страшно.

– Уже не страшно, – говорит Алена. – Страшно было, когда я читала рассказы мам, которые видели, как медсестры берут ребенка под мышки, и кожа малыша рвется в клочья, как она сходит со спины, когда врач небрежно двигает малыша на простыне за ножки.

Сейчас все эти истории в прошлом. Знаете, я горжусь, что за эти годы мы вывели историю детей-бабочек на такой уровень, медики сейчас знают о болезни больше, а наш фонд признан медицинским сообществом. Раньше нам звонили только мамы, теперь и врачи. Нет больше историй про сгнивших заживо в кювезе новорожденных, потому что им поставили не тот диагноз и положили в кювез, где температура 37, и кожа ребенка, которая выдерживает не больше 23 градусов, закипела. Таких историй нет.

История Николоза – это сплошное олицетворение надежд, – вдруг переключается Алена. – Столько было попыток его усыновить, что это должно было наконец случиться. Я лично знаю пять семей: американцы, европеец, была даже семья в России, помимо Кати, которая им заинтересовалась. Они посмотрели, посчитали траты и поняли: не потянут. Николоз слишком долго ждал. Ему шесть лет. А чем старше ребенок, тем меньше у него шансов. Усыновление «бабочки» с не самой простой формой заболевания в России – это очень важно.

Косимовы