Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Дети в интернете: 4 главных опасности и как от них защититься

Вы уже знаете, как определить, что ваши родители вас абьюзят. Теперь клинический психолог Маша Пушкина предлагает пошаговую инструкцию, которая поможет установить личные границы в общении с токсичными родителями. Выясняем, как увидеть в своем характере последствия манипуляций, почему нам трудно признать, что в семье есть проблемы, чем отличается принятие от прощения и как правильно договариваться о новых границах.

Родители-сплетники

Однажды маленький Егор пригрозил маме: «Сейчас по попе ударю». Женщина сразу все поняла: Егора в садике ударили, да что там, избивают регулярно! Конечно, первым делом мама Егора сообщила об этом в родительский чат группы. За 10 минут мамочки тщательно прополоскали все кости воспитателю, вспомнили старые обиды, косые взгляды и замечания. И хотя доказательств рукоприкладства у родителей не было, приговор вынесли быстро: детей бьют. Выплеснув всю злость в чат, мама Егора про этот случай тут же забыла, и воспитателю об этой теме даже не заикалась. О том, что работник детсада деспот и тиран, воспитательница узнала от других родителей, которые случайно проговорились о разговоре в чате.

«Почему вы сразу не обратились ко мне?» — спросила воспитатель маму Егора. Женщина пожала плечами, а потом еще долго возмущалась в чате, что кто-то на нее нажаловался.

Что такое здоровые личные границы

С точки зрения психологии, границы — это осознание себя как отдельной от окружающих личности со своими эмоциями, ценностями и физическим личным пространством.

У границ личности есть несколько составляющих:

Что такое здоровые личные границы
  • эмоциональные границы — способность отличать свои эмоции от переживаний других людей;
  • физические границы — ощущение личного пространства, которое вы оберегаете и куда не позволяете вторгаться без разрешения;
  • ценностные границы — понимание собственной системы ценностей. Это помогает отличать близкие вам ценности от чуждых и следовать им.

Человек со здоровыми личными границами понимает, что несет полную ответственность за свои эмоции, желания, слова и поступки так же, как и другие люди, — и ясно видит, где проходит граница между его «я» и другими. Такой человек не перекладывает ответственность за свои чувства на окружающих («Мне стыдно из-за того, что мой сын выбрал не ту профессию. Он делает меня несчастной!»), и не считает, что должен или может контролировать поведение других людей («Если я буду уделять моей любимой больше внимания, она бросит пить»).

Утрата денег

Первый вид опасностей – те, которые связаны с кражей денег.

Фишинг – это выманивание паролей от различных сервисов, в том числе личных страниц во «ВКонтакте» или Steam, чем дети-подростки обычно очень дорожат. Их крадут, чтобы получить доступ к персональной информации, чтобы делать спам-рассылки, чтобы продолжать использовать – например, аккаунты игровой платформы Steam, где распространяются игры и есть своя социальная сеть.

Еще одна техническая опасность – вредоносный код: например, пользователь перешел по какой-то ссылке, и компьютер заблокировался, и теперь пользователь видит только сообщение «Заплатите деньги туда-то, и компьютер разблокируется». Причем гарантии, что он разблокируется после оплаты, к сожалению, нет. Есть и другой вредоносный код: тот, что незаметно работает на компьютере, отправляя злоумышленникам те же логины/пароли или данные платежных карт.

Обычное мошенничество – в интернете встречается так же часто, как и в реальной жизни. Его можно охарактеризовать всем известной поговоркой «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Например, предлагается купить смартфон по цене значительно ниже рыночной, человек отправляет деньги, но телефон так и не получает. Это очень популярная схема мошенничества: дорогой товар за небольшие деньги. И это очень хорошо срабатывает в ситуации с подростками, потому что они часто прицельно копят деньги на какой-нибудь игровой компьютер, и если они внезапно видят его не за 60, а за 20 тысяч рублей, то могут с радостью заказать его и перевести деньги.

Определенную опасность для семейного бюджета представляют также и онлайн-игры – в них часто есть встроенные внутренние покупки. Чтобы обезопасить себя от этих трат, убедитесь, что ребенок не может тратить деньги с вашей карточки, привязанной к онлайн-игре, в том числе и если он зайдет в вашу игру.

Это может происходить, если система запрашивает подтверждение не каждый раз при совершении покупки, а, например, раз в полчаса, раз в сутки. За полчаса можно многое успеть. Одна английская девочка четырех лет, играя, пока папа варил макароны, потратила больше 1000 фунтов, причем ругать ее было за это бесполезно: она просто играла и даже не знала, что тратит деньги, нажимая на «да» и «купить».

Республика Коми

Директор школы в Воркуте, анонимный ответ:

— Безопасность в школах регламентируется антитеррористическими подзаконными актами, а не документами из министерства просвещения, хотя оттуда нам приходят рекомендации. Это и ограждения вокруг школы, и видеокамеры. Заборы и калитки – это требование, которое прописано в антитеррористическом законодательстве. У нас такой забор стоит.

Сегодня у нас заключен договор об обеспечении оперативного прибытия спецслужб – это кнопка тревожного вызова. Она должна быть в каждой школе на каждом этаже у дежурных администраторов. Такая кнопка всегда есть у меня, у заместителя директора, которая находится на втором или третьем этаже. Также такая кнопка есть у дежурного вахтера на входе. Этот тот человек, кто реагирует на ситуацию с самого начала.

У нас в школе стоят турникеты уже четыре года. Сначала это была рекомендация, но сегодня это уже обязательный элемент каждой школы, как мне кажется.

Если происходит ЧП в школе, то есть разные протоколы действий. Конечно, действия зависят от ситуации. Если мы видим неадекватного человека или человека, вызывающего опасение, то сотрудник школы однозначно должен использовать кнопку вызова Росгвардии или охранной организации, с которой заключен договор.

Если мы видим, что ребенок склонен к каким-то неадекватным поступкам, то тогда вопрос решается с помощью педагога-психолога и классного руководителя. Мы проводим тестирования на предмет приверженности к каким-то экстремальным действиям. Это может быть и психологическое обследование, чтобы выявить неадекватные действия ребенка. Но и обычное наблюдение за ребенком никто не отменял. У нас более 700 учащихся, но они же каждый день как на ладони.

Мы следим и за социальными сетями. Но вы же прекрасно понимаете, что мониторинг социальных сетей дает возможность следить только за тем, что ребенок позволяет увидеть.

А ведь есть масса аккаунтов, которые могут быть недоступны педагогам. Это больше вопрос спецслужб и Роскомнадзора. Мы можем в этом отношении только помогать. У нас есть специальные алгоритмы действий, к кому мы обращаемся в таких случаях, в том числе и к правоохранительным органам.

Мне бы хотелось, чтобы была более серьезная система досмотра в школу – стационарные металлоискатели. Причем хотелось бы не на входе в здание, а даже раньше. У нас есть только переносные металлоискатели, а стационарные обычно используются во время итоговой аттестации.

Мне сложно сказать, достаточно ли мер безопасности принято в школах, чтобы предотвращать такие трагедии, как в Казани. Несмотря на то, что мы делаем, прогнозировать линию поведения в критических ситуациях каждого работника школы достаточно сложно. Мы, конечно, проводим инструктажи для сотрудников. Хочется надеяться, что они помогают.

Но для воркутинских школьников очень важно живое общение. Воркутинские школы отличаются от школ в больших городах, у нас сохраняются личные доверительные отношения. Это позволяет видеть и чувствовать детей.

Над текстом работали: Мария Старцева, Максим Поляков, Юлия Тарковская, Алексей Уханков, Алексей Серёгин, Александр Гнетнев