Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Кaк трудно одной воспитывать сынa, которого родила тебе свекровь

Родители, живущие в отдаленной деревне, заметили, что живот их 5-летней дочери увеличился. Опасаясь, что постоянная опухоль является признаком брюшной опухоли, мать и отец увезли свою маленькую девочку из семейного дома к врачу далеко в город.

«Умоляю, спасите сына»

Улан-удэнка Анаит Пешкова узнала о своей беременности в декабре 2017 года и испугалась. Нет, она очень хотела ребенка, но именно в это время она проходила лечение, и вынашивать малыша ей было категорически нельзя. По крайней мере, так думала сама девушка, начитавшись баек из интернета. Анаит категорически настроилась на аборт. Но на приеме врач гинеколог покрутил пальцем у виска: оказалось, что с таким диагнозом рожают половина женщин и ничего в этом страшного нет.

– Пока я осознавала тот факт, что зародившаяся во мне жизнь через 9 месяцев будет лежать у меня на руках, врач уже назначила кучу анализов и осмотров, – вспоминает Анаит. – Я вышла из кабинета и первым делом схватилась за телефон. Мне же нужно сказать мужу, что мы будем родителями! Мне же нужно порадовать своих родителей, которые, что уж говорить, ждали внука или внучку от меня уже не первый год. Сказать, что я была счастлива, окрылена, значит ничего не сказать. Радости прибавила и реакция мужа, растрогавшегося до слез.

Беременность Сашенькой (так решили назвать малыша) протекала идеально: никаких «прелестей» в виде токсикоза или отеков не было и в помине, счастливая мамочка готовилась к встрече с маленьким. Так прошло 30 недель. Вместе с мужем они вели активный образ жизни, ездили по гостям, хвастаясь заметно округлившимся животиком. Но к середине июня девушка заметила, что у нее начали отекать икры и стопы. Особого значения происходящему она не придала, тот же интернет подсказал, что такое бывает часто на поздних сроках. Однако гинеколог на этот раз, держа в руках результаты обследований будущей мамочки, только покачала головой: анализы плохие, давление высокое! А результаты УЗИ показали гипоксию у плода. Врачи решили госпитализировать девушку. А дальше для Анаит было все как во сне: бесконечные беседы с врачами, обследования ее самой и ребенка.

– Точно не помню, но, кажется, я как раз хотела спросить о своём положении, о том, что вообще происходит, но вдруг почувствовала, что из меня, как из ведра, что-то бежит, – от воспоминаний мою собеседницу слегка трясет. – Я привстала и обнаружила, что стул, на котором я сидела, весь в крови. В следующие пять минут все происходило как в идеально отрепетированном фильме. Меня хватают, кладут на каталку, везут по коридору, между ног у меня какие-то тряпки, завозят в операционную, к рукам подсоединяют какие то провода, катетеры. Я только слышу, как врачи говорят друг другу: «Экстренное кесарево, отслойка плаценты, срок – 31 неделя». Я умоляю их спасти моего сына и отключаюсь.

Похожие анекдоты

А у меня тоже десятки успешных прыжков! Парашютист? Не! Опытный любовник! Мужчины и женщины

— А у меня тоже десятки успешных прыжков!— Парашютист?— Не! Опытный любовник!

Муж у меня не жадный, но иногда на него находит желание проконтролировать затраты Сегодня в супермаркете… Мужчины и женщины

Муж у меня не жадный, но иногда на него находит желаниепроконтролировать в супермаркете сказал, что сам знает, что нам нужно закупить,схватил тележку и приказал ждать у набитую доверху тележку, сунул карточку, сказал, что смотается вспортивный отдел пока я из тележки продукты и балдею, надо же, муж разорился надорогой коньяк, конфеты, торт, и закусь вся отменная, мои любимыекреветки, буженина, сыры 5-сортов, огромный пакет смутило, что в корзине упаковка прокладок, не тех, которые мнеподходят, но сам факт, что позаботился о моих нуждах, все в кульки, расплатилась, тут и муж бы так и уехали, если бы не услышали крики за кассами— Ну кто мог взять мою тележку, я два часа бегал по магазину пока нашел,все что жена заказывала, а тут тележку сперли…

Разговаривают две фотомодели Ты согласилась бы стать женой этого престарелого олигарха? Я согласилась… Мужчины и женщины

Разговаривают две фотомодели.— Ты согласилась бы стать женой этого престарелого олигарха?— Я согласилась бы стать его вдовой.

В семейной жизни все как в бухгалтерии, только жену больше интересуют отчеты,мужа акты Мужчины и женщины, Анекдоты про бухгалтера

В семейной жизни все как в бухгалтерии, только жену больше интересуют отчеты,мужа — акты.

Систематическое уклонение от супружеского долга приравнивается к дезертирству с передовой семейного фронта Мужчины и женщины

Систематическое уклонение от супружеского долга приравнивается к дезертирству с передовой семейного фронта.

Читать онлайн Та, что подарила сына

скачать книгу    /   читать онлайн

Любите читать книги? На нашем книжном портале вы можете скачать бесплатно книги в формате fb2, rtf или epub. Для любителей чтения с планшетов и телефонов у нас есть замечательный ридер.

О книге

В жизни бывают разные ситуации, от легких до совсем патовых, когда кажется, что жизнь не удалась. Главный герой произведения Марины Кистяевой так не считает, он верен своему принципу, что цели можно добиться любым путем. Только вот его статус накладывает определенное непонимание в отношении женщин, вернее, он им не верит. Поверит ли он тем фотографиям, которые были присланы накануне по почте в обыкновенном конверте?

Все книги Марины Кистяевой (биография и полный список произведений)

Ничего особенного

Лина родилась 7 сентября 1933 года в одной из беднейших деревень Перу, и была одним из девяти детей. И хотя ее беременность стала тревожным шоком для ее близких (и общественности), идея о том, что пятилетний ребенок может забеременеть не была полностью немыслима для детских эндокринологов. Преждевременное половое созревание – это редкое генетическое состояние, при котором тело ребенка достигает половой зрелости и превращается во взрослого до достижения восьмилетнего возраста.

Такое заболевание затрагивает примерно одного из каждых 10 000 детей. Примерно в 10 раз больше девочек, чем мальчиков, развиваются таким образом.

В большинстве случаев причину преждевременного полового созревания установить невозможно. Однако недавние исследования показали, что молодые девушки, подвергшиеся сексуальному насилию, могут проходить период полового созревания быстрее, чем их сверстницы.

По этой причине есть подозрения, что преждевременное половое созревание может ускоряться половым контактом в раннем возрасте.

Медина никогда не говорила ни врачам, ни властям, кто был отцом, ни об обстоятельствах нападения, которое должно было произойти, чтобы она забеременела. Из-за своего юного возраста она, возможно, даже не осознавала этого.

Отец Медины, который работал простым мастером, был ненадолго арестован по подозрению в изнасиловании ребенка. Однако в конечном итоге он был освобожден, и обвинения против него были сняты, когда не было найдено никаких доказательств или свидетельских показаний, чтобы утверждать обратное. Отец девочки упорно отрицал, что когда-либо занимался сексом со своей собственной дочерью. Ну а как вы понимаете, в то время ни о какой генетической экспертизе речь не могла идти.

Как только беременность Лины Медины стала общеизвестной, это вызвало всеобщее внимание со всего мира.

Газеты Перу безуспешно предлагали семье Медины тысячи долларов за право взять интервью и снять на пленку их дочь. Газеты в Соединенных Штатах вели свой аналогичный репортаж об аномалии девочки, обращались к семье, намекая на непристойные детали. Были даже сделаны предложения заплатить семье и привезти их в Соединенные Штаты на шоу уродов.

Но Медина и ее семья отказались говорить публично об этом за любые деньги.

В течение более чем 80 лет, которые прошли, это кажется маловероятным, но ни Медина, ни ее семья никак не пытались извлечь выгоду из этой истории, а медицинские записи того времени не предоставляют обширную информацию о ее состоянии.

Известно, что только две фотографии Медины были сделаны во время ее беременности, и только одна из них, профиль с низким разрешением, была опубликована за пределами медицинской литературы.

Своего сына Медина продолжительное время воспринимала как брата, продолжала играть в куклы и в целом вела себя как маленький ребенок. Сам же сын Лины узнал о том, что она его мать, только спустя 10 лет. Ребенка назвали Херардо, в честь врача, который первым осмотрел Медину, и младенец вернулся домой в семейную деревню, когда их выписали из больницы.

В интервью для местной газеты Херардо утверждал, что он хотел бы быть врачом, когда вырастет. Несмотря на отсутствие каких-либо дефектов или других проблем со здоровьем, Херардо умер относительно молодым, в возрасте 40 лет, в 1979 году от болезни костей.

Помимо своего рекордного статуса матери, Медина продолжала жить обычной жизнью в Перу.

В молодости она нашла работу секретарши у врача, присутствовавшего при родах, что оплачивало ее обучение в школе. Примерно в то же самое время Медине удалось устроить Херардо в школу.

Она вышла замуж за человека по имени Рауль Хурадо где-то в начале 1970-х годов и родила своего второго ребенка в 1972 году, в возрасте 39 лет. Учитывая ее пожизненное отношение к рекламе и любопытные глаза посторонних, возможно, к лучшему, что жизнь Лины Медины осталась тайной.

Если бы она все еще была жива, ей было бы сегодня за 80 лет.

Вот такие истории случаются в мире, редкие и дикие, с одной стороны, с другой стороны, напоминают нам еще раз о том, что человек – существо с безграничными возможностями, способностями и, наверное, самое непредсказуемое создание Всевышнего.

Берегите себя!

С уважением, ваша Оливия (с)

Карен Кемпнер – Цукерберг

Родители самого молодого миллиардера в истории США Марка Цукерберга подавали своим детям хороший пример – они много трудились, чтобы дети могли вести достойную жизнь. Отец Марка отмечает, что его жена Карен всегда была суперженщиной – она справлялась одинаково хорошо с делами, как на работе, так и дома.

Карен Кемпнер получила диплом психиатра, родила четырех детей и мечтала, чтобы они тоже стали врачами. Именно поэтому Марк Цукерберг поступил в Гарвард на факультет психологии. Однако очень быстро стал известен в университете как программист. На втором курсе Цукерберг сообщил родителям, что покидает учебу, так как не успевает совмещать ее с программированием. Несмотря на то, что родители вкладывали много денег в образование детей, Карен поступила мудро, она не стала убеждать сына продолжать учебу и не препятствовала его желанию. Тогда Марк пообещал матери, что когда-нибудь обязательно вернется в университет и получит диплом.

Именно от матери Цукерберг унаследовал свою скоромность и бережливость. Несмотря на то, что семья принадлежала среднему классу, Карен никогда не баловала детей излишествами. Мать хотела донести, что только усердная работа способна привести к успеху.

Сегодня родители миллиардера владеют крупным пакетом акций Facebook, но продолжают жить в том же доме, где выросли их дети. Кстати, спустя десятилетие Марк все-таки закончил Гарвард и позвал на торжественное вручение диплома своих родителей, со словами, что он сдержал свое обещание.

«Я прошу только одного — здоровья моей дочери, чтобы она встала на ножки, социализировалась, смогла почувствовать, что такое детство»

У моего ребёнка точно диагноз так и не поставлен. В 2016 году ездили в Москву. Там сказали, что заболевание мышц, но не 100 процентов. Диагноз необходимо подтверждать генетическими анализами, они очень дорогие. Во время родов у ребенка случилась гипоксия. Она стала задыхаться. Сразу отправили в реанимацию. Плохо дышала. 7 суток на искусственной вентиляции лёгких. Поставили органическое поражение мозга. Полтора месяца находилась в отделении патологии новорождённых. До двух лет был этот диагноз, только потом в Москве поставили генетическое заболевание, но до сих пор его не подтвердили. И мы не знаем, что за болезнь влияет на её развитие. Сначала София не могла есть сама, мы её через зонд кормили, потом сосать. Только в 8 месяцев научилась есть из бутылки.

Родилась София полностью с вывернутыми ножками вовнутрь… Мне тогда это такой страшной картиной показалось и я совсем не понимала, как с этим можно что-то делать. Но косолапость оказалась не самым страшным диагнозом. Осознание приходит с опытом и временем.

Муж долго не понимал всей серьёзности заболевания и не принимал его. Он не осмыслил насколько опасно больна София. Думал тяжелые роды, вот она сейчас встанет и пойдёт. Утешал меня: «Не наговаривай на ребёнка, в год она сделает первый шаг». Сейчас понимает, что малышка особенная. Муж целый день на работе и всё равно его поддержка чувствуется. Если я о чём-то прошу, он делает. С дочерью остаётся посидеть, старается помогать изо всех своих возможностей.

Мелкими шажками мы идём вперёд. Развиваемся. Не застываем на месте. Уже умеем стоять. Потихоньку, потихоньку у нас всё налаживается. Может быть, диагноз не верен? С каждой реабилитацией ребёнок становится всё сильнее и сильнее. Не могла держать игрушки очень долго. К году научилась садиться и голову удерживать. К двум поползла. Сейчас может стоять около опоры.

Болезнь дочери много меняет во мне. Трансформирует взгляды на жизнь. Я стала более милосердной, доброй. Раньше не обращала внимания на многое. Жила сама для себя. Одним днём. Диагноз дочери для нас — испытание. Насколько мы сможем вынести трудности и себя исправить. Бог указывает, что-то нужно в жизни изменить. Я теперь смотрю совсем по-другому на помощь, и на детей.

Всегда мечтала о большой и дружной семье, чтобы много братьев и сестер, и к друг другу ходили в гости. Чтобы был дом, животные обязательно — собака, кошки, огород, баня. Простая семья. Не нужен замок из золотых лестниц и рендж-ровер.

Социальные сети помогают здорово. Здесь получаю информацию о реабилитации, люди помогают собирать средства на лечение. Это большие деньги. Врачевать ребёнка на пенсию невозможно. Зарплаты мужа хватает только на съём квартиры и еду. Мы из сельской местности, но в деревне такому ребёнку не выжить, нужна постоянная реабилитация, которая стоит порядка 150 000 рублей за один курс. Представьте, сколько времени необходимо копить такую сумму! А ещё дочери постоянно требуются препараты и уколы.

Иванова Арина, 31 годСын: Иванов Никита, 10 летДиагноз: ДЦП, спастический тетрапарез, симптоматическая эпилепсия.

Информация, которая никому не нужна

Вы можете подумать, будто существует большое число публикаций, посвященных страшному процессу переживания утраты ребенка. Но это не так. Даже истории родителей – это редкость. Тема смерти детей и ее влияния на самых разных людей практически не затрагивается СМИ. А она, между тем, способна мгновенно уничтожить супружеский союз, способна оставить других детей в состоянии горя, гнева, потери ориентиров. Иногда они слишком малы, чтобы понять происходящее, и они злятся, что их семья перестала быть такой, как прежде, что они не узнают своих родителей. Потеря брата или сестры – это ужасно само по себе, но еще страшнее то, что горе этих детей никем не принимается в расчет. Я могу пересчитать по пальцам одной руки, сколько раз люди интересовались у меня, как себя чувствуют мальчики.

Вы можете прочитать в прессе о жестоких подробностях смерти ребенка – и это все. А ведь на эту тему надо писать гораздо больше, и говорить об этом надо гораздо откровеннее. Я расстраиваюсь не только из-за себя, но и из-за остальных родителей, потерявших детей. Почему эта тема окружена таким страхом и молчанием? Суть в том, что сталкиваясь с подобной ситуацией, люди испытывают неловкость, и я, честно, не знаю, почему. Что-то подсказывает мне, что они просто не хотят ничего знать об этом – настолько ужасна тема. Быть может, они боятся, что узнав больше, станут испытывать навязчивый страх потерять собственного ребенка. Родители и так достаточно тревожатся о своих детях. Нужна ли им дополнительная тревога, которой они обзаведутся, узнав подробности умирания чужого ребенка? Неожиданная смерть моей дочери Эллы была, без сомнения, самым страшным событием за все 37 лет, что я провела на Земле. Не думаю, что в будущем может случиться что-нибудь хуже. Хотя я каждый день молю Бога о том, чтобы ничего подобного не случилось. Но я не могу знать наверняка. Я не провидец, у меня нет волшебных очков, сквозь которую я смогу увидеть, как сложится моя дальнейшая жизнь. Я просто должна надеяться, что ничего такого не случится, но я живу в постоянном страхе повторения ужаса, именно потому, что один раз это уже произошло со мной. И не надо обладать степенью доктора психологии, чтобы знать: этот страх нормален. То, что я перенесла, потеряв свою маленькую принцессу, было настолько невообразимо жутко, что я сомневаюсь, смогу ли я пережить нечто подобное еще раз. От моих душевных сил не осталось и следа, все было вложено в чувства, которые нужно было пережить в этой ситуации. Словно кто-то разбил вдребезги детскую копилку, чтобы достать и потратить мелочь раньше времени.

Я разбита – не сломлена, нет – я эмоционально разбита. Я знаю, что вся энергия, которая была мне нужна, чтобы прожить эти четыре года, было потрачена до срока – и не только на то, чтобы пережить смерть Эллы.

Она понадобилась мне для того, чтобы заставить друзей и родственников понять, что такое – оказаться в моей шкуре. И я злюсь из-за этого. Ведь то время, когда мне положено было горевать, я посвятила тому, чтобы защищать себя.

И это чувство по силе почти такое же, как чувство горя от потери ребенка. Я не хочу злиться. Бог видит, мне совершенно не нужно это, но я просто не знаю, как не злиться, учитывая некоторые вещи, которые говорили и делали люди, окружающие меня. Я объясняла и объясняла им свои чувства, а меня, похоже, никто толком и не слышал.

Я не уверена, виной ли всему недостаток литературы на эту тему или страх, который испытывают люди перед подобного рода чтением. Они не хотят знать о том, что существо, которого ты так любишь, о котором так заботишься, может испытывать такие страдания. Лично я знаю, тем не менее, что если мой родственник, друг или, что хуже, кто-то из их детей, вдруг серьезно заболеет, я спустя мгновение уже буду набирать ее название в Гугле, чтобы узнать об этом диагнозе как можно больше и, возможно, чем-то помочь. Но почему такого не происходит, когда речь идет о смерти ребенка?