Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Психологическое насилие в семье: как остановить

Наличие эмоционального насилия можно предполагать и на основе ряда признаков у ребенка.

Основные факты

  • Одна из 5 женщин и 1 из 13 мужчин сообщают о том, что в детстве они подвергались актам сексуального надругательства.
  • Последствия жестокого обращения с детьми включают пожизненные нарушения физического и психического здоровья, а его последствия в социальной и профессиональной области могут в конечном итоге замедлить экономическое и социальное развитие страны.
  • Жестокое обращение с детьми можно предотвращать — для этого необходим многосекторальный подход.
  • С помощью эффективных программ по предотвращению можно поддерживать родителей и прививать им позитивные навыки воспитания детей.
  • Непрерывная забота о детях и семьях может способствовать снижению риска повторного жестокого обращения и минимизации его последствий.

Сущность семейного террора

В обычных семейных конфликтах нет ничего страшного. Такие ссоры вспыхивают и сразу затухают без фатальных последствий для сторон. Психологическое насилие характеризуется методичным, немотивированным эмоциональным давлением домашнего агрессора на эмоционально слабых членов семьи и длится десятилетиями.

Сценарий домашнего насилия развивается постепенно. На начальном этапе диктатор уверяет в своей любви к близким, а они безраздельно ему доверяют — такому сильному, щедрому, внимательному, великодушному. Затем наступает переломный момент, когда ощущение психологической власти у склонного к тирании человека перерастает в неистребимую тягу к эмоциональному подавлению окружающих.

Самое важное: такие люди великолепно понимают, что они творят. Они хладнокровно выжимают соки из своих жертв, невзирая на то, что это их родные дети, жены, мужья, матери, отцы.

«Вы же не думаете, что я не мужик?»

Как только я прочитал у вас на странице о новой инициативе «Птиц» — помощи мужчинам, ставшим жертвами домашнего насилия, — я подумал: вот сейчас ей прилетит. И, судя по вашему фейсбуку, вам таки прилетело. Так что для начала я, пожалуй, спрошу вас вот о чем: отчего в обществе, где на каждом углу говорят о насилии над женщинами, отказываются признавать факт существования насилия над мужчинами?

Давайте сравним две фразы: «Насилие недопустимо по отношению к женщине» и «Насилие недопустимо по отношению к человеку». Если произносить их друг за другом, то первая кажется кощунственной. Но если произносить только первую… Люди не то чтобы отказываются признавать факт насилия над мужчинами, они не понимают, что это такое и как оно проявляется. Вот нам, например, возмущенно пишут: жена его просит посуду помыть, а он решил, что насилие, и вы ему помогать будете?! Какое такое насилие, ведь мужчины свободны, могут идти в гараж, пить с друзьями, а потом прикрикнуть на жену и спать завалиться!.. И вот эта картинка — она в головах у какого-то огромного количества людей.

Но что же у нас происходит на самом деле?

Так называемое домашнее насилие (читай — творящееся в домах) — это ведь не только про отношения мужа и жены. Это еще родители и дети, братья и сестры, отчимы, мачехи… Словом, есть возможность для множества комбинаций.

типичных детских психотравм

«От тебя одни неприятности»

Оскорбления, обесценивания

Как выглядит: «Родители могут обесценивать ребенка открыто: оскорблять, обзывать, называть ничтожеством, — говорит психоаналитик Анфиса Белова. — То же самое можно делать в пассивно-агрессивной форме: через сарказм и якобы шутливые прозвища. Взрослые могут оправдывать свое поведение тем, что таким образом пытаются мотивировать своих детей на какие-то достижения». Белова описывает типичный пример обесценивания так: ребенок приносит родителям показать свой рисунок, а вместо похвалы и одобрения слышит, что руки у него растут не из того места и что художник он от слова «худо», да и вообще лучше бы он занялся чем-то полезным.

Александра Меньшикова добавляет, что крик также является формой обесценивания: например, когда у отца на работе неприятности и он срывается на ребенке, чтобы разрядиться. Еще один вариант такого травмирования — когда ребенку задают высокие стандарты, например, в учебе, а он получает четверки, и ему повторяют, что он никто и ничего из себя не представляет.

К чему приводит: Берман и Белова говорят, что в такой ситуации происходит невротическое формирование личности, которое может перерасти в синдром отличника или перфекционизм — болезненное стремление быть во всем лучшим, когда человек втайне надеется все-таки заслужить любовь и признание родителей. Также обесценивание в семье может привести к неуверенности в своих силах, страху поражения и пассивности. Теряется связь с собой: человек не знает, как себя успокоить, не может понять, что придаст ему уверенности в себе. По словам Беловой, у ребенка формируется установка, что любое его дело обречено на провал и что он может встретить со стороны других людей только критику, поэтому будет безопаснее отказаться от активных действий и оставаться в тени. «Когда человек не может найти радость внутри, он ищет ее извне — это может вылиться, например, в стремление к потребительству, шопоголизм», — говорит Берман.

Как справиться: Белова считает, что обесценивание практически невозможно пережить самому, поэтому для глубинной проработки проблемы необходима поддержка специалиста, которая поможет двигаться в нужном направлении. В процессе психоанализа травма осознается и заново проживается: человек учится заново строить взаимоотношения с миром и окружающими людьми.

Психологическое насилие  

Психологическое насилие, несмотря на схожесть с эмоциональным, выделяется в отдельную категорию. Психологическое насилие – это совершенное по отношению к ребенку деяние, которое тормозит развитие его потенциальных способностей.

К психологическому насилию относят, например, частые конфликты в семье и непредсказуемое поведение родителей по отношению к ребенку. Из-за душевного насилия тормозится интеллектуальное развитие ребенка, ставится под угрозу адекватное развитие познавательных процессов и адаптационные способности. Он становится легко ранимым, снижается способность к самоуважению. Ребенок развивается социально беспомощным, легко попадает в конфликтные ситуации и с большой долей вероятности будет отвергаться ровесниками. Английский психолог Алиса Миллер в 1980 г. в книге «Для твоего собственного блага» сформулировала так называемую «отравляющую педагогику» – комплекс воспитательных воздействий, которые ведут к развитию травмированной личности:

  • Родители – хозяева (не слуги!) зависимого от них ребенка. Они определяют, что хорошо и что плохо.
  • Ребенок несет ответственность за их гнев. Если они сердятся – виноват он.
  • Родители всегда должны быть защищены.
  • Детское самоутверждение в жизни создает угрозу автократичному родителю.
  • Ребенка надо сломить, и чем раньше – тем лучше.

Все это должно произойти, пока ребенок еще совсем маленький, не замечает этого и не может разоблачить родителей. Методы, которыми добиваются послушания, разнообразны:

  • психологические ловушки,
  • обман,
  • двуличность,
  • увертки,
  • отговорки,
  • манипуляции,
  • тактика устрашения,
  • отвержение любви,
  • изоляция,
  • недоверие,
  • унижение,
  • опозоривание – вплоть до истязания,
  • обессмысливание и обесценивание взрослыми всего того, что делает ребенок в семье («У тебя руки не из того места растут – лучше ничего не трогай!»; «Все равно ничего хорошего не получится!»).

Основываясь на этих «правилах», «отравляющая педагогика» формирует у детей следующие деструктивные установки, представления и мифы:

– любовь – это обязанность;

– родители заслуживают уважения по определению – просто потому, что они родители; – дети не заслуживают уважения просто потому, что они дети; – высокая самооценка вредна, а низкая – делает людей альтруистами; – нежность (сильная любовь) вредна; – удовлетворять детские желания неправильно. Суровость, грубость и холодность – хорошая подготовка к жизни; – лучше притворяться благодарным, чем открыто выражать неблагодарность; – то, как ты себя ведешь, важнее того, что ты на самом деле собой представляешь; – родители не переживут, если их обидят; – родители не могут говорить глупости или быть виноватыми; – родители всегда правы, они не могут ошибаться. Добросовестное следование правилам «отравляющей педагогики» формирует зависимую личность с низкой социальной толерантностью, ригидную, с «убитой душой», которая, вырастая, сама становится «душегубом». Родители совершенно искренне убеждены, что делают все для блага ребенка, при этом его калеча.

Законы межпоколенной передачи неумолимы, и все повторяется опять, но уже в новом поколении. А. Миллер среди родительских мотивов выделяет следующие: – бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому они сами когда-то подвергались; – потребность дать выход подавленным чувствам; – потребность обладать живым объектом для манипулирования, иметь его в собственном распоряжении; – самозащита, в том числе потребность идеализировать собственное детство и собственных родителей посредством догматического приложения (переноса) родительских педагогических принципов на своего ребенка; – страх проявлений, которые у них самих когда-то были подавлены, проявлений, которые они видят в собственных детях, тех, что должны быть уничтожены в самом зародыше; – желание взять реванш за боль, которую родитель когда-то пережил. Очевидно, что если присутствует хотя бы один из перечисленных мотивов, то шанс изменить родительский паттерн поведения достаточно невысок. Однако все это не означает, что дети должны воспитываться без всяких ограничений. Ненасильственная коммуникация основывается на уважении со стороны взрослых, терпимости к детским чувствам, естественности педагогических воздействий, т. е. зависимости от педагогических принципов.опубликовано  Из книги И. Малкиной-Пых “Экстремальные ситуации”

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Как избавиться от психологического насилия?

Прежде всего, пострадавший партнер должен осознать свое положение и обратиться за помощью. Существуют учреждения, специализирующиеся на оказании поддержки жертвам насилия. Также пережить психологическое насилие может помочь психолог.

Девушка на приеме у психолога

Как избавиться от психологического насилия?

Понимая, что происходит, можно сделать правильные шаги, установить границы и реализовать свое право на достойную жизнь и уважение со стороны окружающих. Часто единственное решение — это оставить партнера, который прибегает к насилию.

Диагностика

Когда родители ребёнка совершают непреднамеренные действия, которые относятся к насилию, диагностировать его становится сложнее. Большинство родителей знает метод воспитания по системе кнута и пряника. В этом случае по отношению к ребёнку жестокость будет проявляться за его провинности. Он будет понимать, что виноват и не расскажет воспитателям о насилии, применяемом к нему.

Чтобы диагностировать физическое насилие, психологу или воспитателю требуется пообщаться с родителями жертвы. Во время разговора нужно учитывать такие моменты:

  1. Тревожность, нервозность взрослых.
  2. Обвинения, применяемые в отношении ребёнка.
  3. Преувеличение общей ситуации в собственную пользу.
  4. Ложные показания.

Родители, проявляющие насилие по отношению к детям, могут крайне негативно реагировать на критику в их адрес от посторонних людей. Диагностировать физическое насилие проще, чем психологическое. У ребёнка будут частые жалобы на здоровье, визуальные травмы, вызывающие подозрения.

Чтобы диагностировать насильственные действия физического, психологического, сексуального характера у малыша, требуется пообщаться с ним. При разговоре обращать внимания на следующие моменты:

  1. Нервозность.
  2. Отведение глаз. Попытки сменить тему разговора.
  3. Плач, неконтролируемая истерика.
  4. Защита действий взрослых по причине собственной вины.
  5. Вспыльчивость, агрессивное поведение.
  6. Молчаливость, страх.
  7. Бессвязный лепет.

Важно обратить внимание на момент, когда посторонний человек совершает резкие движения. Ребёнок, к которому проявлялось насилие, будет вздрагивать после этого.