Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Ревность к прошлому. Ржавчина старой любви в новых отношениях

Каждой женщине хочется, чтобы рядом был верный спутник жизни и надежное плечо, но все люди разные, и мы не в силах их изменить. Поэтому избежать проблем и обмана в отношениях крайне сложно. Но существуют различные способы, благодаря которым вы сможете определить обман или первые признаки, что муж изменяет. Некоторые из них очевидны, но по большей части их не так уж и просто определить.

Вступительное слово

Мы помо­жем жен­щи­нам в их душев­ных страданиях

Новей­шие опра­ши­ва­ния сви­де­тель­ству­ют: боль­шин­ство жен­щин сде­ла­ли аборт под внеш­ним вли­я­ни­ем или дав­ле­ни­ем. Мно­гим из них при­хо­дит­ся в оди­но­че­стве пере­жи­вать душев­ные стра­да­ния, ибо кто может понять муки сове­сти, кото­рые тер­за­ют буду­щую мать после насиль­ствен­но­го рас­ста­ва­ния со сво­им ребён­ком?! Ита­льян­ские сек­ции швей­цар­ской орга­ни­за­ции «За сохра­не­ние жиз­ни» уже два года ведут под­го­тов­ку кон­суль­тан­тов, кото­рые будут помо­гать жен­щи­нам в после­а­борт­ный пери­од пре­одо­леть скорбь по утра­чен­но­му ребен­ку. Эта кни­га, кото­рая вышла в свет по ини­ци­а­ти­ве гос­по­ди­на Пиуса Штес­се­ля, ока­жет помощь моло­дым жен­щи­нам в осо­зна­нии послед­ствий абор­та, обра­тит их вни­ма­ние на после­а­борт­ный син­дром. Целью орга­ни­за­ции «За сохра­не­ние жиз­ни» явля­ет­ся защи­та чело­ве­че­ской жиз­ни от зача­тия до самой смер­ти, поэто­му эта орга­ни­за­ция заво­е­ва­ла устой­чи­вую доб­рую репу­та­цию, отста­и­ва­ет чело­ве­че­скую жизнь воз­ле самих её исто­ков, высту­пая про­тив убий­ства как неро­див­шей­ся, так и родив­шей­ся жиз­ни. Ибо все жиз­ни — рав­но­цен­ные. Нас под­дер­жи­ва­ют свы­ше 70 000 при­вер­жен­цев. Мы помо­га­ем бере­мен­ным мате­рям, кото­рые, нуж­да­ют­ся в под­держ­ке… Как пре­зи­дент орга­ни­за­ции «За сохра­не­ние жиз­ни» я убеж­дён в том, что эта кни­га заин­те­ре­су­ет моло­дых жен­щин, их супру­гов, дру­зей и родных.

Урс Нус­с­ба­у­мер, пре­зи­дент орга­ни­за­ции «За сохра­не­ние жиз­ни», Соло­турн, Швейцария

Способы определить, что муж изменяет

Опирайтесь на интуицию.

Возможно, что некоторые посчитают это странным, но большинство женщин испытывают определенно чувство, когда в их душу закрадывается подозрение об измене благоверного. Но только в ситуации, когда супруг начал регулярно задерживаться на работе, не стоит его сразу обвинять в неверно, постарайтесь разобраться в ситуации.

Вполне вероятно, что он может задерживаться в офисе из-за большой загруженности. И ему не понравится, что его заподозрят в измене только потому, что на него навалился большой объем работы. Но это прекрасная отправная точка для вашего внутреннего голоса. Подумайте, изменилось ли его поведение за последнее время? Конечно, вы не будете волноваться, если он задержится один раз. Но когда такое происходит систематически, следует проявить бдительность.

Опытный мужчина

Опытным мужчинам часто достаются в спутницы жизни впечатлительные, эмоциональные особы. А говоря на языке системно-векторной психологии — зрительные и кожно-зрительные девушки. Будучи не в состоянии устоять перед соблазном включить свою богатую фантазию, а иногда просто не умея держать ее под контролем, такие девушки в красках представляют себе любимого с бывшей… Помните, «But tell me does she kiss like I used to kiss you? Does it feel the same, when she calls your name?» («Скажи, она целует тебя так же, как целовала я? А когда она зовет тебя по имени, ты чувствуешь то же, что и со мной?»). Монолог из песни легендарной ABBA «Победитель получает все» повторяется многократно, только не с ушедшим мужчиной, а с тем, который рядом, и в прошедшем времени.

«Кто вместо меня засыпал там, на твоем плече?!» — спрашивают своих партнеров тысячи женщин, почти слово в слово повторяя строчки из песни Юли Савичевой. Мужчина, не понимающий причин этих расспросов, старается уйти от ответа, отшутиться, сменить тему… Зачем ей это, если это не анальная женщина, подробно расспрашивающая о прошлом? Для чего ворошить прошлое, если есть замечательное настоящее, и этот мужчина, на плече которого когда-то давно засыпал кто-то другой, теперь всегда рядом? Причин, собственно, не так много, и все они прямо или косвенно связаны с эмоциональными потребностями женщины со зрительным вектором.

Прежде всего это потребность в переживаниях, жажда эмоций, если хотите, эмоциональный голод. Который может быть особенно острым, если зрительной девушке достался в партнеры спокойный и уравновешенный мужчина — обладатель анального вектора, например. Такие мужчины часто скупы на эмоции, терпеливы и сдержанны. И всем они хороши, кроме одного: с таким можно запросто умереть со скуки.

И вот зрительная девушка, которой нужны эмоциональные всплески, как цветку H2O в знойный день, начинает искать поводы «поэмоционировать». А чем не повод предыдущие любовные истории ненаглядного? Наткнулась на фотографию в компьютере, где он на фоне морского прибоя обнимает стройную блондинку в голубом бикини, и тут же недремлющая фантазия услужливо подбрасывает всякие «горячие» картинки, от которых глаза мгновенно оказываются на мокром месте… То они обнимаются в тени пальм на жарком берегу, то, взявшись за руки, бросаются в фонтанирующий прибой, то голышом плавают в прозрачном бассейне у бунгало и т. д. Прошлое мужа оживает на глазах, воображение дорисовывает недостающие детали. Ну как тут не ревновать? И вот уже супруга ждут дома слезы и упреки: «А меня ты не возил на море!», «Кто эта блондинка, почему ты ничего не рассказывал мне?», «У нее что, фигура была лучше моей?», «Ты ее больше любил?!» и т. п.

Впечатлительные особы в ярких красках представляют своего партнера в объятиях «бывшей». А вдруг это были более романтичные и нежные отношения? Как она его называла? А какие нежные словечки говорил ей он? Неужели звал «мышкой», так же, как и меня?! А может, даже также целовал в шею? Ох… Подобные мысли вполне способны разорвать чувствительное сердце, если пустить их на самотек. Опять же, все эти странные вопросы и безосновательные упреки способны вывести из себя («Любимая, ведь я тебя тогда еще не знал!») обладателя даже самого ангельского терпения.

Ортодоксальные психологи в этой ситуации начинают рассуждать о комплексах ревнивицы, о ее неуверенности в себе или неуверенности в партнере, о страхе потерять его, об ущербности сравнения себя с мифической соперницей и т. п. И, возможно, отчасти они правы. Однако глубинная причина все-таки кроется в нереализованной потребности женщины в переживаниях. И прошлые отношения, интерпретируемые в определенном ракурсе, могут стать источником весьма пикантных и волнующих эмоций и страстей… Вроде и нет причин ревновать мужа к прошлому, но как отказать себе в этом?

Но нужно ли это мужчине? Нужно ли это на самом деле самой женщине? Вероятно, семейная жизнь может быть «вулканом страстей» и без археологических раскопок в прошлом «опытного мужчины»? Ответы можно получить, лишь до конца разобравшись в истинных причинах этой болезненной ревности, свойственной некоторым экзальтированным зрительным особам.

Плюсы и минусы рождения ребёнка от любовника

Ребёнок от любовника может стать настоящим подарком судьбы, если в течение многих лет брака не удаётся забеременеть. Проблема может крыться в здоровье законного спутника и даже в банальной несовместимости. В таких парах редко царит взаимопонимание и покой, острое желание стать матерью рано или поздно толкает женщину на измену. Пожалуй, это основной и практически единственный плюс, когда ребёнок рождается не от мужа. Действовать в сложившейся ситуации можно по-разному:

  • представить, будто супруг — отец малыша, навсегда расстаться с любовником;
  • рассказать мужу правду, получить его прощение, жить в браке дальше;
  • рассказать мужу правду, развестись и узаконить отношения с возлюбленным;
  • стать матерью-одиночкой, если благоверный не прощает предательство, а любовник не желает иметь ребёнка.

Первый вариант наименее драматичен, т. к. не повлечёт за собой глобальных перемен в отношениях с мужчинами. К тому же, если союз в целом счастливый, то в благополучии своего чада точно можно быть уверенной. Но отрицательный момент здесь всё же присутствует, и весомый. Вас наверняка будет одолевать чувство вины, что чревато депрессией, стрессами, конфликтами в семье. Если же в приоритет поставить счастье ребёнка, со временем муки совести станут мучить не так сильно. Остаётся лишь надеяться, что супруг до конца жизни будет находиться в неведении.

Чтобы очистить совесть, можно поведать мужу о том, что беременна от любовника. Учтите, шанс, что он простит, примет малыша как своего, есть, но он мизерный. В реальности подобных случаев единицы. В большинстве своём мужчины не могут смириться с изменой и подают на развод. Можно воссоединиться с настоящим отцом ребёнка, если малыш для него желанный. Ситуация не из худших, но невозможно быть абсолютно уверенной в собственном будущем. Семейная жизнь с любовником – это уже не те тайные, романтичные, редкие встречи. Получится ли у вас создать семью? Покажет только время.

Самый плачевный вариант для женщины, которая хочет ребёнка не от мужа — остаться в итоге одной. К сожалению, такое положение дел складывается часто. Любовник не желает знать о вашей беременности, всячески открещивается от отцовства, а муж так и не смог простить? Автоматически вы получаете статус «мать-одиночка», и отныне вынуждены воспитывать чадо самостоятельно. Хотя, возможно как-то из мужчин ещё изъявит желание вернуться. Жизнь порой очень непредсказуема.

Алена, лет. Абдоминальная беременность с вытекающим разрывом плодного яйца на 12-й неделе

Меня анастезиолог перед операцией спросил: «Пьешь?» Я ему — нет. Он покачал головой — не поверил. Никого в зале эта реакция не смутила, и это учитывая, что вчера утром я еще была беременна.

Помню всю операцию. Такое впечатление, что стояла рядом и наблюдала. Слышала все разговоры, понимала, что делают с телом, только боли не чувствовала. Слышала даже этот хруст, когда лапароскопом пробивают живот. Может, мой мозг сам это додумывал под наркозом? В сознание после операции пришла от мата того же анестезиолога. Как поняла потом, он отключил аппарат ИВЛ, а я самостоятельно не дышала. И так было трижды — меня «запускали» 20 минут.

Мы с мужем решились на ребенка через год после росписи. На тот момент были вместе три с половиной года. Когда поняли, что не выходит, обследовались и начали лечение. Естественно, гормонами. Меня от них раздуло, как шарик. Врач, у которой я наблюдалась, решила, что с моим диагнозом можно рискнуть и попробовать зачать самостоятельно. Теперь думаю, что это отчасти халатно: нужно было настаивать на лечении, а потом снова возобновлять терапию и все остальное. Но прошел год, и я забеременела.

После этой операции я сразу предложила мужу развестись. Он ответил, что брал меня в жены не для того, чтобы потом назад отдавать, и больше мы к этому вопросу не возвращались. Родственники его настраивали, мол, терпи, мужик, у нее будет «сложный период». Но меня утешать, как помню, никто не бросался. Все сделали вид, что ничего не произошло — просто операция, просто приболела.

В тот день, как началось неладное, я позвонила своему врачу и сразу уехала на скорой в больничку. Первый доктор на осмотре сказал, что «все окей» и «незачем вообще было ехать». Отправили домой. Хорошо, так хорошо — едем назад. Не успела дойти до двери квартиры, как поняла, что так дело не пойдет — кровотечение явно усилилось. Я вернулась и меня госпитализировали.

Отношение врачей меня убивало, если честно. УЗИст заявила, что смотреть меня не хочет — вечер, поздно, она устала. После уговоров снизошла, а потом начала кричать, что «ничего там не видно», так что я должна прийти завтра. Тем временем кровотечение продолжалось. Помощи мне в связи с этим не оказывали вообще никакой. Врач сказала: «Да ты, наверное, и не беременна, вовсе. Иди сделай тест». Попросила мужа, он купил, привез. Я смотрю — две полоски, он смотрит — две полоски. Мы в этом и не сомневались. Тяжело усомниться, когда ты на 12-й неделе.

Утром пришлось пригрозить «связями» — хорошо, что они были. После звонка начальству больницы меня начали водить за ручку к светилам во все кабинеты. За три подхода самый главный местный диагност таки высмотрел мою разорванную плодным яйцом трубу — причину кровотечения.

УЗИст был, бесспорно, талантлив — как оказалось, и вправду было очень тяжело рассмотреть. Но с человеческой стороны от него ничего ждать не пришлось. Даже бровью не повел, просто пялился в монитор и говорил с медсестрой. «Абдомінантна вагітність, 12 тижнів. На операцію» (укр. – абдоминальная (брюшная\внематочная) беременность, 12 недель). Я, конечно, сразу все поняла: родители — медики. Все, говорю себе, приехали. Но мне объяснять врач ничего не стал: «Вставай, вытирайся». А я лежу в шоке. Лежу и молчу.

В кабинете главврача мне пояснили, что сутки потеряны, дело дрянь, обширное кровоизлияние в брюшную полость, нужно срочно оперировать. Никаких «нам жаль», «это была внематочная беременность», «не отчаивайтесь, так бывает». Я только спросила, все ли очень плохо? «Да. Очень», — врач был предельно откровенен. Уже по выписке я увидела, что там и как обстояло.

Я не хотела оперироваться полостно, а только так и могли мне предложить в этой больнице. Разрежут от уха до уха — а оно мне надо? Как я потом ребенка вынашивать буду, если придется? Опять задействовали родню, нашли больницу с лапароскопом (тогда такая была одна на весь город) и отправились туда. Меня привезли, осмотрели, экстренно подготовили к операции. Через полчаса я уже лежала на столе. Принимающий доктор спрашивал: «А как ты, деточка, ходишь вообще?». Я недоумевала: а что такого? Говорит, что я «вообще-то должна лежать в позе креветочки и орать от боли», а я вот передвигаюсь сама и еще что-то командую. Вот такая я бесчувственная сволочь оказалась.

Эмбриончик был вроде и маленький — размером со средний лимон, — но для фаллопиевой трубы это гигантское инородное тело. Он должен был ее разорвать еще недели три-четыре назад. И все это время любая другая женщина жаловалась бы на боли в боку или внизу живота, а после разрыва и вовсе взвыла от боли. Но, почему-то, эта любая женщина — не я.

Только один доктор из всех вел себя адекватно, разложил ситуацию по полочкам, велел ходить потихонечку и беречь себя. Говорит, растет он у тебя не там, где нужно, ну «шо ж тут поробиш» (укр. — что же поделаешь).

После операции еще три дня лежала в больнице, веселила персонал. Правда, медсестрички просили, пускай муж так часто не приходит, а то другие смотрят и им больно от этого. Со мной лежали женщины с действительно страшными диагнозами, удаленными матками и трубами. Мужья просто передавали им ключи от дома через медсестер, потому что сами возвращаться туда не планировали.

Накрывает меня от этого всего редко, вот только когда вспоминаю. Конечно, обидно было, что не получилось опять. Но об остальном я стараюсь не думать, не вдаваться в философию. Планируем с мужем подлечить меня и дальше будем пробовать. Но уже ЭКО. Боюсь, если опять сами будем пробовать, то все повторится, и я снова ничего не почувствую. Хорошо, если без второй трубы останусь. А бывает так, что скорая не успела приехать и все — на «тот свет» можно вещички паковать.

Не планировал, но родил

Житель американского города Филадельфия Кэйден Коулман становиться отцом не собирался. Он состоял в отношениях с мужчиной, когда почувствовал себя странно. На тот момент он уже 10 лет как сменил пол, пишет New York Daily News. Коулман и его партнер Элайджа узнали о грядущем прибавлении в семействе лишь на 21-й неделе беременности.

«Никогда не думал о том, чтобы забеременеть. Из-за мужских гормонов, которые я принимал годами, я считал это невозможным. Это был настоящий сюрприз», — заявил мужчина.

Он добавил, что, когда его живот начал увеличиваться и появились тянущие боли, пара начала шутить на тему покупки теста на беременность, даже не подозревая, что действительно скоро появится ребенок. В итоге родилась девочка по имени Азэлия. Коулман ушел с работы, чтобы воспитывать дочь, пока ее второй отец обеспечивает семью финансово.

По версии врачей, молодой человек мог случайно попасть в «интересное положение», когда делал перерыв в приеме мужских гормонов перед подготовкой к удалению молочных желез. После этого Коулман забеременел второй раз — уже осознанно.

«Муж катил коляску, я шла за ним и рыдала от безысходности»

Татьяна, 26 лет, Симферополь, была в депрессии восемь месяцев

Моя мама прошла через послеродовую депрессию. После родов мама, по словам бабушки, резко начала меняться: она уходила в себя, была тревожной и не могла за мной смотреть. Меня растила бабушка, а мама с каждым днем отдалялась. Когда я стала чуть старше, мама пошла к врачу, который прописал ей психотропные препараты. Мама подсела на них — сейчас у нее II группа инвалидности.

Мой ребенок был очень желанный. Мы с мужем очень ждали его, готовились к беременности. Роды прошли идеально. Когда я впервые посмотрела на сына, подумала, какой же у него некрасивый нос, и почувствовала неприязнь. Я не понимала, почему должна следить и ухаживать за ним, не хотела к нему подходить. Мне хотелось плакать. Я вроде бы должна была чувствовать радость, но ощущала горе. Когда сыночку был месяц, муж катил коляску, а я шла за ним и рыдала от безысходности. У ребенка были сильные колики и атопический дерматит, он постоянно плакал. Это усугубляло ситуацию. Один раз мне хотелось избить мужа, хотя я очень мирная и мухи не обижу.

Все заботились обо мне беременной, а когда появился ребенок, все исчезли. Никого не интересовали мои чувства

Я читала, что в Японии в первый месяц после родов ребенком занимаются родственники, а мама лежит и за ней ухаживают. Это очень правильно. Все заботились обо мне беременной, а когда появился ребенок, все исчезли. В крайнем случае спрашивали, как дела у сына. Никого не интересовали мои чувства. Свекровь говорила: «Я вырастила двоих детей, у меня даже стиральной машинки не было! Ты обязана вырастить! Тебя теперь нет».

Муж взял отпуск и первый месяц помогал мне, сидел с ребенком, гулял. Теперь я понимаю, что мне от него нужна была другая помощь — сочувствие. Меня надо было обнять и сказать: «Ты такая молодец! Я вижу, как тебе плохо». Я понимала, что со мной что-то не так. Я поговорила с мужем, и мы за плату попросили мою подругу готовить и убирать в доме, потому что я была физически истощена. Это меня разгрузило, и я начала приходить в себя.

Депрессия обостряет страхи. У меня есть знакомые, которые, вспоминая то ужасное время послеродовой депрессии, больше не хотят детей. Из-за этой депрессии рушатся семьи. Без поддержки из этой ситуации выйти сложно. Психотерапия очень важна. Моя мама в нужный момент не получила ее.

Дети — большое счастье! Сейчас я чувствую абсолютную любовь к своему ребенку. Столько узнаю о нем каждый день, наблюдаю, как проявляется характер. Думаю о том, чтобы родить второго.

Я считаю, что с момента зачатия ребенок — это не клетка, а человек, поэтому я против абортов. Понимаю, что бывают патологии, угроза жизни матери. Тогда семья сама решает, нужен аборт или нет. Если просто запретить аборты, начнутся подпольные — это не выход. Лучше родить и отдать ребенка бездетной паре, а не губить жизнь.

Как женщины относятся к новой беременности после репродуктивной потери

— Иногда женщины сразу же хотят следующую беременность — даже если предыдущая была незапланированной. В английском языке детей, которые родились после потери, называют rainbow babies сравнивая их с радугой, которая приходит после грозы.

Некоторые женщины сталкиваются со страхом повторения, не хотят экспериментировать. Третьи приходят к тотальному контролю: перепроверяют назначения врачей, очень внимательно относятся к своему самочувствию — особенно если непонятно, что стало причиной прерывания беременности в первый раз.

Один из тезисов, который я развиваю в своей работе, — что они теряют что-то в себе. Свою идентичность, способность заботиться, контролировать свое тело, принимать решения.

В исследовании социолога Хелен Кин Foetal Personhood and Representations of the Absent Child in Pregnancy Loss Memorialization говорится о том, что женщина горюет не о плоде, наборе клеток, а о ребенке, его образе: ему 4–5 лет, они с матерью кормят голубей в парке, катаются на лодке. Именно поэтому интенсивность переживаний вне зависимости от срока достигает такой силы. Одна информантка рассказала, как в разные годы делала аборт и потеряла беременность — и это вообще две разные истории. Второе перевернуло ее жизнь полностью. Хотя это дискуссионный момент и, вероятно, для многих женщин такая ситуация нерелевантна.

Многие из моих информанток отмечают, что вопрос не только и не столько в потере конкретного будущего ребенка, но в отношении окружающих. Важно понимать, что это не истории консервативно настроенных женщин, для которых плод наделяется субъективностью с момента зачатия. Это истории женщин, которые требуют признания своего права чувствовать, принимать решения, давать интерпретации и оценки происходящего.