Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Тайное становится явным — Драгунский В.Ю.

Дуру, влюбившаяся в Али, будет не седьмом небе от счастья, когда у них начнутся отношения. Но счастье продлится недолго. Али любит Зейнеп, поэтому их отношения вскоре распадутся. Дуру совершит попытку суицида, но позже смирится с реальностью. С Али она сохранит тёплые дружеские отношения.

Женя сидел за компьютером в спортивных штанах и майке. Засунув одну руку под резинку трусов, он круговыми движениями натирал шишечку головки члена. Другой он переключал фотографии на экране. Порно-актриса с каштановыми вьющимися волосами, как у мамы, широкими бёдрами и большими грудями снимала с себя по одному предмету одежды, постепенно обнажаясь до нижнего белья.

Дверь медленно распахнулась. Женя незаметно убрал руку из штанов и закрыл окно порно-сайта. В дверном проёме стояла Мария Дмитриевна: в короткой чёрной майке, короткой юбке с клетчатым узором, гольфах с таким же узором из розовых с фиолетовым ромбиков. Скучающая красотка с оголённым пупком и серебряной брошкой в свежем пирсинге сделала шаг в комнату, прикрыла за собой дверь. Тётя Мария стала значительно выше в туфлях-стрипах из прозрачного силикона. Заметив пристальный взгляд Жени, она повернулась к нему попой, задрала юбку и, выкрутив шею, спросила:

– Так нравится?

Женя кивнул. Он смотрел на неё с открытым ртом. Стринги с такими же ромбиками впивались в попу, обнажали выпуклые контуры больших губ влагалища. Возбуждённая улыбка медленно окрасила губы Жени, глаза заблестели ожиданием.

Тётя Мария улыбнулась в ответ, подтянула юбку и, покачивая бёдрами, подошла к нему. Опустилась перед ним на коленки и обняла за ноги.

Они встретились глазами.

– Хочешь поцеловать меня? – спросила она, изучая его пытливым взглядом.

– Да, – шепнул Женя.

Её руки скользнули по бокам, провели по бёдрам и, достигнув коленок, остановились.

– А ты умеешь целоваться? – тётя Мария коварно улыбнулась.

Женя виновато опустил глаза. Ему не хотелось больше врать, но и правда казалась ужасной.

– Нет, – чуть слышно прошептал он.

– Хочешь научиться? – голос тёти Марии стал таким добрым, проникновенным.

Женя легонько кивнул.

– Тогда поцелуй меня, – она быстро облизнулась, глаза сверкнули шоколадным блеском.

Женя встретился с этими глазами и обомлел. Это были мамины глаза – родные глаза, к которым он привык с детства. В этих глазах было заложено больше любви, чем может вместиться в душу человека. В этих глазах он тонул, к ним прислушивался, их боготворил. Теперь эти глаза просили немножечко любви взамен. Они молили о взаимности, хотели, чтобы он стал ближе.

Липкие напомаженные губы медленно приоткрылись, обнажив белую полоску зубов. Мама готовилась к поцелую: губы снова слиплись, разомкнулись, язык непроизвольно облизнул серединки губ. Рот оставался полуоткрытым, мамина грудь высоко вздымалась. Мария волновалась, но Женя не замечал этого. Ему казалось, что тётя Мария всего лишь хочет научить его целоваться.

Он наклонился и накрыл сладкие губы своими. Влажные мягкие подушечки губ зашевелились, запульсировали. Тётя Мария не спеша присасывалась к нему. Он прикрыл глаза, как это делают в фильмах. Чувство эйфории накрыло лавиной как тогда, во время утреннего оргазма, вызванного поцелуем. Только в этот раз он сам контролировал удовольствие, исходящее от мамы. Сам решал, как её целовать. Она поддавалась его желаниям, пассивно отдавала губы и дёсны на изучение. Лизнула его кончиком языка по губам, и он чуть не потерял сознание – так нежно и возбуждающе она это сделала. Её тёплое дыхание передалось ему. Они дышали одним вдохом, слюна смешалась. Это был первый поцелуй в его жизни: робкий, стеснительный, неуклюжий.

Марина легонько гладила сына ладонью по щеке и шее. Бесстыжий наряд, в котором она сидела перед ним на коленках, уже не вызывал в ней противоречия. Она научилась не думать о моральных запретах, убедила себя, что занимается психотерапией сына. Ей хотелось сделать Женю счастливым и, кажется, у неё начинало получаться.

– Теперь ложись спать и ни о чём не беспокойся. Ты отлично целуешься, – сказала она, улыбнувшись ему на прощание.

Женя смотрел, как тётя Мария уходит за дверь, слегка виляя бёдрами. Внутри него дурманящий туман кружил голову, пьяным масляным взглядом он провожал зрелую красотку, которая с недавних пор поселилась по соседству и уже научила его целоваться.

Участники проекта о том, кто для них Мария

«Для меня Маша самый близкий человек. Наверное, как мама».

Юля, 20 лет,церебральный паралич

«Маша для меня друг».Елена, 35 лет,больна церебральным параличом. После реабилитации в «Квартале Луи» живет в собственной квартире. Поэтесса

«Маша для меня как мама, как друг. Она делает все, чтобы нам было хорошо».Иван, 30 лет,ДЦП

«Маша мой спаситель. Она меня вытащила из дома престарелых, где я спивался от безысходности. Если бы не она, я бы умер».

Ильмир, 32 года, болезнь почек, родился со спинно-мозговой грыжей

«Я очень благодарна Маше за то, что она помогает мне стать самостоятельной, чтобы потом жить в своей квартире». Кристина, 20 лет, ДЦП

«Маша — это человек, который дал нам дом». Кира, 22 года,ДЦП

признаков плохой мамы

Заставлять малыша постоянно чувствовать вину и долг

Навязчивое напоминание ребенку о ваших родительских заслугах будет создавать у него ощущение нарастающего долга за то, что вы заботитесь о нем, даете пищу и кров, покупаете вещи. Фразы «я из-за тебя ночами не спала», «все деньги тратила», «жизнь тебе посвятила, а ты, неблагодарный, посуду не можешь помыть» негативно влияют на психологическое состояние малыша, прививают ему чувство вины. Он будет подсознательно воспринимать вашу заботу как что-то вынужденное, за что потом придется расплачиваться. Все мамы тратят много сил и эмоций на воспитание своих детей – научитесь говорить с ребенком не как с должником, а на равных. Он же привнес в вашу жизнь не только негатив, подумайте сколько любви и ласки вы получаете безвозмездно.

Токсичная мать: главных признаков

Восприятие себя, уверенность (или ее отсутствие), комплексы, сценарии поведения — все это во многом формируется на основе наших отношений с родителями, прежде всего — с матерью. Мама может напитывать вниманием и привязанностью, а может — отравлять жизнь. Токсичная мать у взрослой дочери — проблема, над которой нужно поработать.

  • 10 признаков «токсичных» людей, с которыми срочно нужно порвать

Вот 7 самых распространенных признаков, указывающих на то, что твои отношения с матерью разрушают тебя.

Тайное становится явным читать

Я услышал, как мама в коридоре сказала кому-то:— Тайное всегда становится явным.

И когда она вошла в комнату, я спросил:

— Что это значит, мама: «Тайное становится явным»?

— А это значит, что если кто поступает нечестно, все равно про него это узнают, и будет ему очень стыдно, и он понесет наказание, — сказала мама. — Понял?.. Ложись-ка спать!

Я вычистил зубы, лег спать, но не спал, а все время думал: как же так получается, что тайное становится явным? И я долго не спал, а когда проснулся, было утро, папа был уже на работе, и мы с мамой были одни. Я опять почистил зубы и стал завтракать.

Сначала я съел яйцо. Это было еще терпимо, потому что я выел один желток, а белок раскромсал со скорлупой так, чтобы его не было видно. Но потом мама принесла целую тарелку манной каши.

— Ешь! — сказала мама. — Безо всяких разговоров!

Я сказал:

— Видеть не могу манную кашу!

Но мама закричала:

— Посмотри, на кого ты стал похож! Вылитый Кощей! Ешь. Ты должен поправиться.

Я сказал:

— Я ею давлюсь!

Тогда мама села со мной рядом, обняла меня за плечи и ласково спросила:

— Хочешь, пойдем с тобой в Кремль?

Ну еще бы… Я не знаю ничего красивее Кремля. Я там был в Грановитой палате и в Оружейной, стоял возле царь-пушки и знаю, где сидел Иван Грозный. И еще там очень много интересного. Поэтому я быстро ответил маме:

— Конечно, хочу в Кремль! Даже очень!

Тогда мама улыбнулась:

— Ну вот, съешь всю кашу, и пойдем. А я пока посуду вымою. Только помни — ты должен съесть все до дна!

И мама ушла на кухню. А я остался с кашей наедине. Я пошлепал ее ложкой. Потом посолил. Попробовал — ну, невозможно есть! Тогда я подумал, что, может быть, сахару не хватает? Посыпал песку, попробовал… Еще хуже стало. Я не люблю кашу, я же говорю.

А она к тому же была очень густая. Если бы она была жидкая, тогда другое дело, я бы зажмурился и выпил ее. Тут я взял и долил в кашу кипятку. Все равно было скользко, липко и противно.

Главное, когда я глотаю, у меня горло само сжимается и выталкивает эту кашу обратно. Ужасно обидно! Ведь в Кремль-то хочется! И тут я вспомнил, что у нас есть хрен. С хреном, кажется, все можно съесть! Я взял и вылил в кашу всю баночку, а когда немножко попробовал, у меня сразу глаза на лоб полезли и остановилось дыхание, и я, наверно, потерял сознание, потому что взял тарелку, быстро подбежал к окну и выплеснул кашу на улицу. Потом сразу вернулся и сел за стол.

В это время вошла мама. Она сразу посмотрела на тарелку и обрадовалась:

— Ну что за Дениска, что за парень-молодец! Съел всю кашу до дна! Ну, вставай, одевайся, рабочий народ, идем на прогулку в Кремль! — И она меня поцеловала.

В эту же минуту дверь открылась, и в комнату вошел милиционер. Он сказал:

— Здравствуйте! — и подбежал к окну, и поглядел вниз. — А еще интеллигентный человек.

— Что вам нужно? — строго спросила мама.

— Как не стыдно! — Милиционер даже стал по стойке «смирно». — Государство предоставляет вам новое жилье, со всеми удобствами и, между прочим, с мусоропроводом, а вы выливаете разную гадость за окно!

— Не клевещите. Ничего я не выливаю!

— Ах не выливаете?! — язвительно рассмеялся милиционер. И, открыв дверь в коридор, крикнул: — Пострадавший!

И вот к нам вошел какой-то дяденька.

Я как на него взглянул, так сразу понял, что в Кремль я не пойду.

На голове у этого дяденьки была шляпа. А на шляпе наша каша. Она лежала почти в середине шляпы, в ямочке, и немножко по краям, где лента, и немножко за воротником, и на плечах, и на левой брючине. Он как вошел, сразу стал мекать:

Тут мама посмотрела на меня, и глаза у нее стали зеленые, как крыжовник, а уж это верная примета, что мама ужасно рассердилась.

— Извините, пожалуйста, — сказала она тихо, — разрешите, я вас почищу, пройдите сюда!

И они все трое вышли в коридор.

А когда мама вернулась, мне даже страшно было на нее взглянуть. Но я себя пересилил, подошел к ней и сказал:

— Да, мама, ты вчера сказала правильно. Тайное всегда становится явным!

Мама посмотрела мне в глаза. Она смотрела долго-долго и потом спросила:

— Ты это запомнил на всю жизнь? И я ответил:

— Да.

Смерти в сериале «Моя мама»

Рыфат, приютивший у себя Дженгиза и Шуле, погибнет во время вооруженного нападения, организованного Неджми, который искал Шуле.

Умрёт ли Синан в сериале «Моя мама»? К сожалению, ответ да. Спасая от фуры Шуле, бежащую за Дженгизом с ребёнком, он сам будет сбит насмерть. В какой серии это случится — конец 30 серии и начало 31 серии (похороны), по оригинальной разбивке серий.

Зейнеп на могиле Синана

Расстроится ли Зейнеп смерти Синана? Да, несмотря на все обиды, она будет горько плакать у его могилы, говоря, что он был один из немногих людей, которые любили её.

Тахир в сериале «Моя мама»

Тахир, помогавший Шуле и Мелек, будет убит Дженгизом. Шуле отправит детей к Зейнеп, когда узнает, что полиция ищет Дженгиза, считая, что он причастен к убийству Тахира. Но узнав, что Генуль заставила Дженгиза написать отказ от детей, она изменила мнение. Она вновь встанет на защиту Дженгиза. Его отпустят, поскольку Шуле скажет, что была с ним в день убийства.

Что случилось с Мустафой, отцом Зейнеп? За что сидела Генуль? Генуль не убивала своего мужа. Мустафа жестоко обращался с ней на глазах дочери, из-за чего Зейнеп устроила пожар, в результате которого погиб ее отец.

Умрет ли мама Зейнеп? Родная мама Зейнеп, Генуль, будет лечиться и останется жива. А Джахиде переживет несколько сердечных приступов и, к сожалению, не выживет.

Генуль, Дженгиз и Шуле в турецком сериале «Моя мама»

Кто убьет Дженгиза? Узнав, что Турна попала в больницу из-за Дженгиза, Генуль взяла пистолет и отправилась к Дженгизу. Ему удалось обезоружить Генуль. Пистолет попал в руки Шуле, которая и выстрелила в Дженгиза.

Знакомство с героями и актерами сериала «Моя мама» Сериалы, похожие на турецкий «Моя мама» (2016-2017)

Смерти в сериале «Моя мама»

Поделиться ссылкой:

Post Views: 86 460

«У тебя же их трое, вот друг за дружкой и болеют»

Заходишь в аптеку за лекарствами от ОРВИ. А там фармацевт – одноклассница двоюродной сестры. В принципе, ко мне никакого отношения не имеет, но сказать: «Что, мамаша, разболелись твои? Не следишь за детьми. Конечно, у тебя же их трое, вот друг за дружкой и болеют». Она даже не стесняется. Просто знакомые по саду у дочки или соседи по прошлому месту жительства при встрече смеются, что не можем делать мальчиков, муж заставил рожать и т.д. А над супругом, естественно, смеялись, что он – «дамский мастер». При этом шутили люди, родившие одного ребёнка или имеющие сами однополых детей.