Государственное учреждение
Республиканский центр по
организации оздоровления,
отдыха и занятости детей
и подростков

Звезды, которые отдали усыновленных детей в приют

Иногда знаменитости пытаются сделать благое дело и взять ребенка из детского дома. Желание дать кров, окружить ребенка заботой порой оборачивается против них.

Евдокия Германова

Актриса из фильма «Розыгрыш» усыновила из детдома мальчика. Как известно, у Евдокии Германовой не было своих детей. Потому, когда в ее маленькой семье появился этот ребенок, она была невероятно счастлива. Однако плотный график, частые театральные гастроли привели к тому, что актрисе пришлось отдать ребенка в школу раньше положенного срока. По мнению учителей, мальчик плохо учился, и иногда возникали неожиданные реакции. К примеру, он мог биться головой о стену. Такое поведение вызывало тревогу, вынудив приемную маму обратиться к психологам. Тогда врач предположил развитие шизофрении у ребенка, и актриса выяснила, что родители приемного сына – наркоманы. В результате Евдокия Германова отдала его в клинику без возможности встреч.

Частное воспитание

Помимо классического детдома, в России существует ещё четыре формы устройства детей-сирот. Самая честная и человечная — усыновление. Ребёнку меняют свидетельство о рождении, в котором значатся новые родители. Они, соответственно, получают точно такие же обязанности и права, что и биологические мама и папа. Только так человек обретает настоящую семью.

Приближённая к этому форма — опекунство. Его обычно оформляют родственники — бабушки, дяди. Мамой или папой в этом случае называться странно, зато опекуну государство выделяет ежемесячное пособие. Но именно ради этих пособий опекунами иногда регистрируются и фактические усыновители.

Также по теме Госдума одобрила проект о реестре недобросовестных усыновителей Государственная дума приняла в первом чтении законопроект о создании реестра лиц, которые не могут быть усыновителями, опекунами и…

Так называемая приёмная семья с усыновлением ничего общего не имеет. Создать её может любой человек, располагающий подходящей жилплощадью. При соответствии требованиям к приёмному родителю государство может отдать ему на воспитание до восьми детей. За эту «работу» положено вознаграждение, а также пособие на содержание каждого ребёнка. Плюс есть льготы, в частности по оплате коммунальных услуг. Отличий от семейного детского дома немного, но они важные. В приёмной семье «родитель» тратит и пособия, и возможные спонсорские деньги, ни перед кем не отчитываясь.

Семейный детдом — это государственное учреждение. Здесь жильё, его ремонт, обстановка, оплата коммуналки — забота государства. Воспитатель получает зарплату, а по каждой копейке — что государственной, что частной — обязан отчитаться. Равно как и по подаренным спонсорами игрушкам, мебели и прочему.

Ни одного семейного детдома в сегодняшней России больше не осталось — все переоформились в приёмные семьи. Так выгоднее.

И Татьяна Корганова также в начале 2000-х перерегистрировалась в приёмную семью.

Татьяна и Валерий Богомоловы

4 родных ребенка, 5 приемных, пенсионеры

Валерий: Четвертый наш ребенок был поздний, и, когда все старшие уехали учиться, младшая дочь осталась одна. И как-то она говорит: «Сестер нет, скучно мне». А в деревне пошла такая волна — односельчане стали брать деток. И мы решили, что силы у нас есть, а чего скучать-то? И взяли.

Татьяна: Я приехала в детский дом, мне стали показывать фотографии. И рассказали про двойняшек, что их разделять нельзя и что они совсем недавно в детдоме. Между делом показали третью девочку. Сказали: «Может быть, вы и ее возьмете? Ее три раза брали, три раза возвращали. Она с самого рождения здесь». Им всем троим было по шесть. Взяли и третью дочу.

Потом приезжаю, вывожу малышей из машины. Валера вышел на крыльцо, и они все трое: «Папа!» — и бегут обниматься. Так всех и приняли. И так они у нас десять лет.

В.: Я не удивился, что их трое, обрадовался. Я к детям всегда относился хорошо.

Мы сами из многодетных семей. Мать моей жены — двенадцатый ребенок в семье. Я — восьмой. Мы привыкли, что в доме всегда шумно и весело.

Т.: Когда девочки приехали, они очень хотели нам понравиться. Мы в первый вечер, разумеется, устроили небольшой праздник: купили тортики, накрыли стол. И Лиза, та, что из двойняшек, из-за шторки так вышла и давай перед нами плясать, крутиться, переворачиваться. И очаровала. Все они очаровали.

Татьяна и Валерий Богомоловы

Единственное, что было сложно потом, — они городские девочки, к деревенской жизни привыкли не сразу. Например, не знали, как помыть руки под ручным умывальником (пока одну руку моют, вся вода утечет), не знали, что чай сначала надо заварить, потом налить в чашку, а потом еще и кипятком залить.

В.: А со всем остальным замечательно. У нас речка, раздолье, они выскочат, бегают, купаются. Эмоций столько было…

«Точка будущего»

В.: Как проходил отбор — мы не знаем. Мы лишь делали задания, которые просили.

Т.: Написать о себе, рассказать о своей семье. Потом нам позвонили и сказали, что мы прошли. После были тренинги, работа с психологами.

В.: Для нас всё это было как игра. И мы легко и непринужденно попали в финал.

Т.: Но когда нам показали школу, у нас была одна реакция — «ого!». И тогда мы очень захотели дать образование своим детям именно здесь. Захотели, чтобы они, пока не поступили в университет или колледж, привыкли к городской жизни, чтобы никто не смеялся, что они из деревни.

А когда мы заехали в дом, поняли, что чудеса бывают. Здесь было всё, даже телевизор, даже ложки с вилками.

В.: И психологи за это время немного изучили нас, так что подобрали дизайн под наш вкус.

Т.: Мы бы, конечно, никогда на такое не заработали. И поэтому мы говорим всем, кто сделал этот проект: всем инвесторам, психологам, рабочим, администрации — спасибо, и мы можем пожелать им только здоровья…

В.: И терпения, потому что работать с нами, семьями, не так просто, ведь люди все разные.

Профессиональная приемная семья

В.: Чтобы стать профессионалом в любой сфере, ты должен относиться к своему делу с любовью. А семья — это и есть любовь, любовь к своему возлюбленному и детям.

Но далеко не у всех эта любовь получается. Если бы это было так просто, то детских домов бы не было. Это же редкость, когда родители умирают. Большинство детей в детских домах — отказники.

Татьяна и Валерий Богомоловы

Т.: Мы даже не задумывались. Мы без детей — ну зачем? Сядем мы, будем смотреть друг на друга, а тут детский смех. И если мы можем помочь ребенку, если он нуждается в этом, почему нет?

В.: Когда мы брали девочек, психологи нам сказали: «Пусть хотя бы эти дети вырастут в нормальных условиях, почувствуют, что это такое».

Т.: И у нас еще радость двойная появилась. Когда мы прошли в проект, мы присмотрели себе двух мальчиков. И все в «Точке будущего» нам помогли, чтобы они в этом году пошли в школу.

В.: Когда мальчики сюда попали, они были немного шокированы. Тот наш деревенский дом казался им дворцом, а в этом они потеряли дар речи.

Т.: А по поводу детей из других семей мы не переживаем. В школе работают психологи, и они за всем следят. Даже если возникнет небольшой конфликт…

В.: Если сделают пальцы веером.

Т.: Тогда психологи с детьми поговорят — и всё решится мирно.

Ксения Стриж

Эта популярная телеведущая тоже шокировала общественность своим не совсем нормальным поступком. Ксения взяла мальчика из детдома и занялась его воспитанием, решила почувствовать радость материнства. Ребенок уже даже успел привыкнуть к своей новой семье и появившейся маме. Вот только Стриж неожиданно сдала его обратно в интернат.

Ксения Стриж

Как сама объяснила, ребенка использовала в так называемом «тестовом режиме». Поигралась в маму, надоело и решила избавиться. Вот только это событие своей жизни Ксения планировала сохранить в секрете. Не вышло. Новость о горе-мамаше вызвала резонанс общественности. Дальнейшая судьба мальчика из детского дома неизвестна.

РАБОТА ДЕТЕКТИВОВ

Чтобы помочь подопечным найти родителей, сотрудники интернатов часто ведут настоящую детективную работу. Ищут в соцсетях, перелопачивая сотни анкет, отправляют пачками запросы в государственные органы и учреждения.

– В случаях, когда подопечные домов-интернатов Московской области высказывают инициативу по поиску своих кровных родственников, мы их в этом обязательно поддерживаем, – говорит министр социального развития Подмосковья Ирина Фаевская. – Приоритетным направлением в нашей работе является возвращение воспитанников в кровную семью. Даже то, что родственники будут просто поддерживать общение с ними, уже является значимым результатом.

Однако далеко не всегда люди рады, когда узнают, что у них вдруг нашлись дети, тем более несовершеннолетние – ведь по закону нужно выплачивать на них алименты. А если дети совершеннолетние, то возникает вероятность вселения, как в случае с Витей Потаповым. Финансово-квартирные вопросы порой сводят все родственные чувства на нет.

РАБОТА ДЕТЕКТИВОВ

Иногда дети, нашедшие родителей, сами не желают с ними иметь ничего общего. Так, один из воспитанников интерната приехал по найденному адресу к своей матери и нашел ее настолько пьяной, что она даже не поняла, что к ней приехал сын. Парень тогда сказал, что не было у него родителей и не надо.

Однако маленький шанс на счастливый финал все же есть. Ведь если не разыскать кровных родителей, то и не узнаешь, какие они. Может быть, как в истории с Ильей Фроловым, они всю жизнь берегли в сердце память о потерянном ребенке. И тогда мечта о воссоединении семьи станет реальностью.